Финансы
Бесплатный
Майкл Пил|Хеба Салех

Экономические проблемы – главный вызов для нового правительства Египта

Когда Мохаммед Мурси стал президентом, экономические перспективы страны были мрачными, отчасти из-за наследия режима Хосни Мубарака, но за прошедший год они еще ухудшились
AP

Очереди на заправках, снижение курса национальной валюты и спад в когда-то процветающей туристической отрасли — именно таков фон, на котором произошло отстранение от власти президента Египта Мухаммеда Мурси, и он ясно указывает на проблемы, с которыми придется столкнуться новым властям.

Хронические экономические и финансовые проблемы Египта значительно усугубились с момента избрания Мурси год назад. Правительство отчаянно нуждалось в деньгах, возможности проводить структурные реформы и свободе маневра, которую доведенное до нищеты нетерпеливое население вряд ли могло предоставить.

Для переходного правительства Адли Мансура, который стал временно исполняющим обязанности президента, решение экономических проблем становится первоочередной задачей, без этого не преодолеть политическую нестабильность, приведшую к последнему взрыву протестов. «Во всем этом есть значительная экономическая и социальная составляющая. Политика и экономика были тесно связаны до кризиса, они останутся таковыми и после него, они неразделимы», - говорит экономист Ашраф Свелам, консультировавший бывшего министра иностранных дел Египта Амра Муссу во время его неудачной президентской кампании в прошлом году.

Тесная связь между экономическим положением и политическим будущим Египта сохранялась на протяжении всего периода нахождения Мурси у власти. За несколько дней до последнего всплеска протестов, приведших к его отставке, и без того затрудненное автомобильное движение в Каире практически встало из-за гигантских очередей на заправках, вызванных дефицитом бензина. Машины заполняли прилегающие к АЗС улицы, водители, вынужденные проводить в очереди многие часы, заказывали доставку еды себе в машину, а у бензоколонок часто вспыхивали драки.

Поводы для недовольства давала и общая экономическая ситуация: сокращение инвестиций и спад в таких отраслях, как туризм, строительство, услуги и производство, негативно отразился на уровне жизни миллионов и без того бедных египтян, многие из которых выполняют поденную работу. Жители трущоб в районе Эстабл-Антар в Каире, представляющем собой сплетение немощеных улиц, где регулярно отключают электричество, а полицейского на улице найти невозможно, жалуются, что их и так непростые условия существования в последнее время значительно ухудшились.

Строительный рабочий Салах Абу Яссер говорит, что ему лучше жилось при президенте Хосни Мубараке. «Сейчас мы голодаем, а у меня семеро детей. У меня нет постоянной работы, я ношу кирпичи на строительных площадках, но сейчас никто ничего не строит», - рассказывает он.

Его соседка, мать восьмерых детей Соад Сайид, жалуется на длинные очереди за хлебом по льготным ценам, дотируемым государством, а норма выдачи в одни руки, 10 булок, так мала, что, получив их, приходится сразу же возвращаться в конец очереди. «Да, Мурси пробыл у власти недолго, но он мог бы сделать что-то для людей, чтобы заслужить их поддержку», - говорит она.

Ситуация на фондовом рынке Египта также сказала многое о состоянии экономики страны и взглядах инвесторов на финансовую политику Мурси. Новости о свержении вооруженными силами страны избранного президента и правительства вызвали в прошлый четверг не панику на рынке, а горячее одобрение инвесторов – несмотря на перспективы разрастания волны насилия. Основной египетский фондовый индекс взлетел и торги были приостановлены, когда рост превысил дневной лимит колебаний в 5%.

Когда Мурси пришел к власти в Египте, основные экономические показатели страны были мрачными, отчасти из-за наследия режима Мубарака. Но за время правления Мурси многие из них еще ухудшились. Уровень безработицы превысил 13%, инфляция перевалила за 8%, а дефицит бюджета достиг почти 13% ВВП.

В январе 2011 г., незадолго до свержения режима Мубарака, валютные резервы страны составляли $36 млрд. Сейчас они упали до критического уровня в $16 млрд, что лишь ненамного превышает стоимость трехмесячного импорта. Без финансовых вливаний со стороны Катара, Турции и Ливии ситуация могла бы быть еще хуже. Международные рейтинговые агентства неоднократно понижали и суверенный рейтинг Египта, и рейтинги банков страны, увеличивая таким образом для них стоимость заимствований. Пытаясь сохранить валютные резервы, правительство позволило курсу египетского фунта к доллару США упасть на 10% с начала года, способствуя росту цен.

Дефицит топлива на рынке в последнее время отчасти связан с тем, что задолженность Египта перед нефтяными компаниями, работающими в стране, достигает почти $8 млрд. Это ограничивает возможности импорта топлива и создает периодические перебои с поставками на рынок и бензина, и дизельного топлива. Все лето египетские фермеры запасали дизельное топливо, покупая его по ценам черного рынка, опасаясь, что не смогут его приобрести к моменту уборки урожая.

Все это означает, что новым властям страны катастрофически необходимы богатые союзники, такие, как Катар, который за время правления Мурси перечислил Египту $8 млрд в виде финансовой помощи. Самыми вероятными кандидатами в такие союзники в данный момент являются Саудовская Аравия и ОАЭ, обе страны приветствовали отстранение Мурси от власти. При этом Катар также может решить, что политически правильно будет предоставлять финансовую помощь и новому правительству Египта.

Вопросы о легитимности нового правительства страны могут затруднить получение финансовой помощи от международных институтов, включая МВФ, но новая власть может и получить поддержку во многих странах мира, что, напротив, поспособствует ускорению получения займа. Гораздо больше проблем связано с тем, что срок пребывания у власти переходного правительства будет, видимо, недолгим, а также с отсутствием у него необходимого политического капитала для проведения длительных или непопулярных экономических преобразований.

Пребывание Мурси у власти подошло к своему драматическому завершению, и облака слезоточивого газа и стычки молодежи с полицией около небольших туристических отелей в окрестностях площади Тахрир в Каире вновь напомнили о том, насколько сильна экономическая составляющая в политическом кризисе в стране.

«Количество туристов на курортах Красного моря почти не уменьшилось, резкое сокращение туристических потоков отмечено в Каире и в долине Нила», - заявил Амр Эль Эзаби, советник министра по туризму. Он сохраняет достаточно оптимизма, чтобы в свете последних событий ожидать, что позднее в нынешнем году количество приезжающих в страну туристов вернется на уровень 2010 г. «Конечно, нам пришлось снизить цены на 20-30%», - добавляет он.

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать