Статья опубликована в № 3386 от 15.07.2013 под заголовком: Репутация дороже, чем собственники

Банки избавляются от неугодных акционеров

Банки, совладельцев которых МВД считает причастными к обналичиванию 36 млрд рублей, решили избавиться от этих акционеров – и репутационных рисков, с ними связанных
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Полицейские еще не доказали, что совладельцы банков отмывали деньги, но банки уже не хотят таких совладельцев
В. Свистунова / PhotoXpress

Председатели правлений Интеркапитал-банка и Маст-банка сообщили «Ведомостям», что советы директоров попросили Дмитрия Аграмакова выйти из капитала банков. У Аграмакова в Маст-банке 19,99%, в Интеркапитал-банке – 19,8% и еще 29,99% в банке «Окский».

8 июля МВД сообщило, что разоблачило преступное сообщество, которое вывело в тень более 36 млрд руб. Сообщество возглавлял Сергей Магин, полиция его задержала, а Тверской суд Москвы арестовал до 3 сентября. По оперативным данным, ближайшими помощником Магина был Аграмаков, сказал представитель ГУЭБиПК, МВД готовится объявить его в розыск. Сейчас он за рубежом, говорят его знакомые, обвинения ему не предъявлены.

8 июля после сообщения МВД в Маст-банке прошло собрание акционеров, рассказывает предправления банка Юрий Пирогов, оно приняло решение исключить из совета директоров Аграмакова и попросить его продать свой пакет. «Аграмаков согласился, – говорит Пирогов. – Сейчас идут переговоры с потенциальными инвесторами, в ближайшее время, я надеюсь, увидим новый состав акционеров».

Совет директоров Интеркапитал-банка 9 июля предложил Аграмакову продать долю в банке, сказал предправления банка Кирилл Никитин. Бизнесмен с пониманием отнесся к предложению, рассказывает топ-менеджер, и сейчас определяются условия, на которых будет продана его доля, и ведется поиск покупателей. В обоих банках решения принимались без Аграмакова – общение происходило через представителей или по телефону.

В банке «Окский» вопрос об Аграмакове не рассматривался, возможно, совет директоров соберется в начале недели, сказал представитель банка.

Пирогов и Никитин объясняют, что просьба продать пакеты продиктована репутационными рисками, которые – после заявления МВД – создает присутствие Аграмакова в составе акционеров.

Не остался в стороне и ЦБ. «После появления имен собственников в прессе регулятор поинтересовался, как себя чувствует банк, какая ситуация», – рассказывает Никитин.

«Мы, понимая волнение регулятора, приняли решение предложить этим собственникам продать доли», – говорит он.

Акционеры Маст-банка приняли решение по собственной инициативе: ситуация может негативно отразиться на репутации банка, настаивает Пирогов, регулятор никак не повлиял.

У Маст-банка на средства частных вкладчиков приходится больше половины пассивов (8 млрд руб.). Пирогов уверяет, что значительного изменения во вкладах не произошло, а те, кто хотел снять депозиты, удовлетворены в полном объеме.

У Интеркапитал-банка основные клиенты – малый и средний бизнес, на них сообщение МВД не оказало сильного влияния, говорит Никитин.

В обоих банках уверяют, что Аграмаков ни лично, ни через связанные компании не брал существенных кредитов.

«ЦБ не давал никаких специальных указаний этим банкам, если собственники и топ-менеджмент приняли решения о выводе этих лиц из состава акционеров, это их собственная инициатива», – говорит человек, близкий к регулятору.

Продать доли им ничего не помешает – для оформления сделки личное присутствие не обязательно, объясняет партнер King & Spalding Илья Рачков. Это первый случай, когда банки объявляют о неугодных акционерах, говорят банкиры. «Я такого не припомню, – удивляется председатель совета директоров «МДМ банка» (в 2002–2004 гг. первый зампред ЦБ) Олег Вьюгин. – Но это их право – попросить уйти [тех] акционеров, которые могут создать проблемы банку».

Ситуации, когда банк был вынужден менять акционеров, возникали, но решались кулуарно, знает замдиректора департамента ФБК Роман Кенигсберг: «Банки [когда их принимали в систему страхования вкладов (ССВ)] должны были раскрыть бенефициаров, и, если ЦБ смущал какой-то совладелец, он мог в неофициальных беседах дать понять, что с таким бенефициаром банк в ССВ не войдет».

«Действительно ли совладелец выйдет из состава акционеров или в реестре только поменяются фамилии, непонятно, – говорит банковский юрист. – Не исключено, что он реально контролировал большие пакеты, чем указано».

Связаться с Аграмаковым не удалось.

(Примечание: В первоначальном варианте публикации указывалось и на иных лиц, вовлеченных в эту незаконную деятельность. Однако данная информация в отношении таких лиц не подтвердилась.)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more