Сравнительно честные способы не платить корпоративные налоги и как с ними борется ОЭСР

Инициатива ОЭСР рассматривает вопрос о том, как установленные в разных странах правила своей несбалансированностью дают возможность международным корпорациям применять налоговые приемы и понижать эффективную налоговую ставку в несколько раз

В последнее время обсуждение налоговых вопросов все чаще встречается на первых полосах газет. При этом иногда выводы комментаторов далеки от налоговой правды. Яркий пример - получение Жераром Депардье российского паспорта. Буквально все говорили, что это сделано, чтобы платить не высокий французский, а российский налог по ставке 13%. Мало кто написал о том, что платить налог в России, а не во Франции, можно и с французским паспортом - главное, жить здесь, а не там минимум 183 дня в году (и даже это - некоторое упрощение, налоговые правила сложнее). Именно поэтому мы решили написать о налогах серию статей. Для начала я хочу рассказать об инициативе ОЭСР, которая напугала как многих налогоплательщиков, так и некоторые страны. Она получила название Base Erosion and Profits Shifting, что значит «Размывание налоговой базы и вывод прибыли из-под налогообложения». И в рамках этой инициативы ОЭСР в пятницу представила министрам финансов стран «двадцатки» предложения по борьбе с уходом компаний от налогов.

Как может небольшая компания понизить налоги? Она может их просто не платить, иметь черную кассу, выдавать зарплату в конвертах. Это нелегально. Она может переехать в другой район, где ставка налога ниже, - такое бывает, например, в Европе, где налоговая ставка содержит в себе «коммунальный» элемент, который варьируется от коммуны к коммуне. В некоторых странах она может, например, классифицировать свою продукцию как детскую и получить пониженную ставку НДС. Это легально. Но это практически все, что доступно небольшой компании для налогового планирования. Большой международной корпорации доступно гораздо больше.

Что приносит корпорации прибыль? Маркс считал, что труд, земля и капитал. Если пойти глубже, то можно насчитать больше факторов: работники, производственные активы, деньги, товарные знаки, технологии, клиентские базы, а также способность рисковать, удача, предпринимательский талант. Если работники и станки работают в какой-то стране, то «честно» будет заплатить налог на ту часть прибыли, которая заработана именно ими в этой самой стране. И махинации здесь затруднительны: ни людей, ни станки не спрячешь - они на виду.

Но это только два элемента из многих. Где могут находиться деньги? В специальной финансовой компании, которая выдает займы заводу (который не переведешь в офшор), и часть прибыли завода через выплату процентов по займу переносится в офшор, где облагается налогом по низкой ставке, если облагается вообще. Где может быть расположен товарный знак? В той специальной компании, которая заказала его разработку, платит за его рекламу. И она предоставляет его заводу, получая за это роялти, которые завод вычитает в своей налоговой декларации. Где расположены риски? В специальной страховой или хеджинговой компании, которая страхует риски завода, получая от него премию. В результате прибыль группы выводится из высоконалоговых юрисдикций, распределяясь по всему миру. Налоговая база в высоконалоговых юрисдикциях размывается. Легально ли это? Если все сделано как надо - да. Дорожащие репутацией международные корпорации стараются соблюдать налоговые правила. То ли это, чего хотели достичь законодатели конкретной страны, приняв конкретные налоговые правила? Иногда - не совсем.

Инициатива ОЭСР рассматривает вопрос о том, как установленные в разных странах правила своей несбалансированностью (а налоговое законодательство - личное дело каждого государства, они до последнего времени не очень хорошо сотрудничали в сфере налогового законотворчества) дают возможность международным корпорациям применять налоговые приемы и понижать эффективную налоговую ставку в несколько раз. ОЭСР смотрит на три приема налогоплательщиков.

Первый - гибриды и кондуиты. Гибрид - это различная налоговая классификация одних и тех же фактов жизни компании налоговыми органами разных стран. Например, компания из Люксембурга выдала заём компании (настоящей - например, отелю) на Кипре. Заём имеет длительный срок погашения, процент по нему привязан к прибыльности кипрского отеля. То есть заём очень похож на вклад в капитал. Тем не менее Кипр смотрит в договор, видит, что это договор займа, и дает право отелю вычитать проценты при исчислении налога. А вот Люксембург полагает, что все же ситуация скорее является вкладом в капитал, и считает полученные проценты дивидендами и не облагает их налогом при получении, тогда как проценты были бы обложены в Люксембурге налогом по ставке около 30%. Получается, что, так как Люксембург и Кипр не сошлись во взглядах на один и тот же экономический факт, в одной стране налогоплательщик создал вычитаемый расход, а в другой - такой же по сумме доход, не облагаемый налогом.

Кондуиты, или подставные компании, - это искусственное удлинение цепочки, когда в нее вставляются новые компании только затем, чтобы использовать соглашение об избежании двойного налогообложения. Например, когда из Нидерландов платятся дивиденды в офшор, берется налог 15% (а иногда и выше). А если их сначала заплатить на Кипр, а уже тот выплатит их в офшор, то налога не будет, так как между Нидерландами и Кипром есть соглашение (точнее - директива ЕС), которая запрещает Нидерландам брать налог на выплату дивидендов, перечисляемых на Кипр. А на Кипре налога на выплату дивидендов в офшор нет совсем. То есть, «подставив» всего лишь одну пустую компанию, налогоплательщик экономит 15%. Нидерланды могут быть недовольны; но, стоит отметить, именно у этой страны как раз есть достаточно эффективные методы борьбы с такими подставными компаниями.

Второй прием, который используют налогоплательщики, - трансфертное ценообразование: искусственное установление цен при продаже товаров и услуг между компаниями одной группы, чтобы большая части прибыли группы была заработана теми компаниями, ставка налога на прибыль которых наименьшая. Этот прием активно используется и в России, так что вполне известен читателям «Ведомостей».

Третий, по мнению ОЭСР, прием налогоплательщиков - и не прием вовсе. Налоговое законодательство может часто меняться, но оно консервативно в идеях и текстах. Многие из них уходят корнями в 20-е годы прошлого века. Чего стоят, например, слова «контора» и «фабрика» из статьи «Постоянное представительство» практически всех российских соглашений об избежании двойного налогообложения. И, естественно, налоговое законодательство плохо готово к электронным услугам, к виртуальным валютам, к интернету. Налогоплательщики или переплачивают, или недоплачивают. Никто - ни они, ни налоговые органы - не доволен.

В результате, ОЭСР решила провести работу со странами-членами (Россия не входит в ОЭСР, но очень активно сотрудничает с нею) по изменению как национальных законодательств, так и международных договоров. Это, несомненно, нравится многим странам, например Германии, Франции, Италии. Но некоторые страны, хотя и заявляют о поддержке инициативы ОЭСР, не так оптимистичны, видя в ней угрозу своему месту на рынке распределения капитала в мире. Почему? Ответить на этот вопрос я постараюсь в следующей колонке.

Автор - партнер группы международного налогообложения PwC в России

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать