Поможет ли индикативная ставка по кредитам стимулировать кредитование?

Центробанк использует индикативную ставку, чтобы сдерживать рост ставок по депозитам, но в случае с кредитами подобный инструмент будет бессмысленным

Руководство страны серьезно обеспокоено замедлением экономического роста. Одним из решений для стимулирования экономики справедливо считают удешевление кредитов. Финансово-экономические ведомства сейчас готовят предложения президенту Владимиру Путин по стимулированию экономического роста и снижению стоимости кредитов. В числе обсуждаемых мер иногда упоминают введение индикативной ставки. Похожий механизм действует на рынке депозитов населения: ЦБ рассчитывает среднее арифметическое максимальных ставок по вкладам, предлагаемых крупнейшими по объему привлеченных средств населения банками. Этот усредненный показатель считается неким ориентиром для рынка: ЦБ не рекомендует другим банкам превышать его более чем на 1,5 процентного пункта, полагая, что чрезмерно высокие ставки могут сигнализировать о рискованной политике банка.

У Центробанка, таким образом, появился интересный инструмент непрямого действия. Порог превышения усредненной ставки, по сути, стал формальным критерием неформальной оценки рискованной политики. ЦБ установил понятные и арифметические исчисляемые правила игры.

Трудно сказать, насколько эффективен этот механизм с точки зрения сдерживания гонки ставок. Наверное, какой-то психологический эффект есть, в частности, для банков, склонных к такой гонке. По крайней мере, переступая проведенную черту, они осознают, что попадают в зону повышенного внимания регулятора, а значит, он достаточно быстро проанализирует их рискованную политику. В любом случае механизм интересен тем, что создает именно формализованные правила игры, при этом прямого административного давления не предусмотрено. В общем и целом рынок свыкся с этим индикатором и ориентируется на него.

В связи с этим у некоторых экспертов возникают идеи внедрить похожий ориентир для кредитных ставок. Мысль понятна: рассчитать среднюю арифметическую ставку по самым «кредитным» банкам, прибавить некоторое пороговое значение и предложить другим банкам не превышать его при установлении ставок кредитования предприятий.

Однако простота аналогии обманчива. С точки зрения банка, вкладчик достаточно однороден. Он принес деньги, и его финансовое состояние особо не интересует банк, потому что речь идет о пассивах - о самих привлеченных деньгах, а не о качестве финансового партнера. Совершенно иная ситуация с кредитами. Здесь банк просто обязан оценивать финансового партнера с точки зрения его платежеспособности, надежности залога. Выставить какой-то единый индикатор ставки для всего многообразия предприятий-заемщиков просто невозможно. Такой индикатор будет еще менее работоспособен, чем «средняя температура по больнице».

Теоретически можно было бы классифицировать заемщиков по категориями и предлагать отдельные индикативные показатели ставки, например, для крупных, средних, мелких предприятий, для компаний, акции которых торгуются на бирже, для закрытых обществ, для предприятий, ведущих учет по МСФО или РСБУ... Сама по себе методология подобного дробления индикативной ставки может оказаться такой многослойной, что разработка и последующее отслеживание целого набора индикативных ставок может стать чрезвычайно сложной процедурой, отвлекающей много сил на малоэффективный в общем-то механизм.

Более того, если все же предположить, что методологи ЦБ пойдут по этому пути, им придется дробить индикативные ставки еще и еще, чтобы учесть все категории заемщиков. Типизация индикативной ставки, если производить ее добросовестно, в конце концов спустится примерно на тот же уровень детализации в оценке категорий заемщиков, которым банки и так уже сами пользуются.

Поэтому идея, нашедшая более или менее разумное воплощение для непрямого регулирования рискованной политики в сфере привлечения средств от населения, совсем не годится для того, чтобы стимулировать банки снижать ставки по корпоративным кредитам.

Между тем, вопрос удешевления кредитов и поддержания экономического роста все равно остается насущным. Реального эффекта удешевления кредитов можно добиться набором мер, связанных с помощью банкам в снижении издержек, с удешевлением ресурсной базы, с внедрением механизмов разнообразных финансовых гарантий по корпоративным кредитам, с разработкой целевых инструментов секьюритизации.

Не стоит забывать и о таком важном аспекте, как готовность самих предприятий брать кредиты. Спрос на кредиты определяется не только их стоимостью, но и экономическим состоянием предприятий, наличием у них перспективных производственных планов. Здесь огромную роль в стимулировании экономического роста должны сыграть улучшение бизнес-климата и сдерживание тарифов естественных монополий. И уже в ряду этих мер, если они будут разработаны и внедрены, свое место смогут занять дешевые и доступные банковские кредиты. В которых банки, кстати, заинтересованы не меньше предприятий, потому что рост кредитной активности позволяет нарастить и, что не менее важно, диверсифицировать кредитный портфель. В этом смысле банки, безусловно, союзник и партнер правительства во всех начинаниях, связанных со стимулированием экономического роста.

Автор - зампред совета директоров «Нордеа банка»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать