Как масштабные госинвестиции подорвали экономический рост в Китае

Программа стимулирования экономики дала побочный эффект в виде городов-призраков, заброшенных домов, недостроенных заводов; избыточные инвестиции достигают 10% ВВП
Недостроенный объект в промышленной зоне Цаофэйдянь
Thomas Engstrom / Bloomberg

Мост в никуда

Нереализованный проект строительства промышленной зоны Цаофэйдянь в КНР стоимостью $91 млрд ярко иллюстрирует процессы, происходящие в экономике страны, и помогает понять, почему решить проблемы будет нелегко.

Цаофэйдянь находится в окрестностях города Таншань в 225 км к юго-востоку от Пекина. В центре промышленной зоны расположен металлургический комбинат, который сейчас несет убытки. Рядом - массив из недостроенных зданий и металлических каркасов. Это офисный парк, строительство которого должно было быть закончено в 2010 г. Строительство жилого комплекса остановилось в декабре прошлого года на стадии возведения бетонных каркасов зданий. Есть здесь и свой «мост в никуда» - 10 опор и шестиполосный пролет.

«Чтобы понять, что происходит, достаточно просто оглядеться вокруг», - показывая на пустые заброшенные дома говорит Чжао Цзяньюнь, рабочий завода по производству армированных пластиковых труб, простаивающего уже несколько месяцев.

Строительство промышленной зоны Цаофэйдянь началось в 2003 г. Власти КНР решили перенести сюда из Пекина сталелитейный завод компании Shougang Group. Вокруг него должен был появиться индустриальный парк из предприятий-поставщиков и потребителей, а также должны были быть построены значительные площади офисной и жилой недвижимости. В 2006 г. Цаофэйдянь посетил Ху Цзиньтао, тогда возглавлявший компартию Китая и бывший председателем КНР, и назвал землю здесь «столь же ценной, как золото». Государственные и частные компании вложили в проект $91 млрд за последние 10 лет, говорят местные чиновники.

Но похожие объекты строились в то же самое время по всему Китаю. Это способствовало перепроизводству таких товаров, как сталь, цена на которую падает на протяжении последних 16 месяцев.

Последняя доступная информация о финансовом положении завода Shougang в Цаофэйдяне относится к 2011 г., она была опубликована в проспекте, выпущенном к размещению облигаций компании. Чистый убыток завода за первые девять месяцев 2011 г. составил 3,6 млрд юаней ($587 млн). Общая долгосрочная задолженность Shougang Group составляет 74 млрд юаней ($12 млрд), около 40% этой суммы было потрачено на финансирование проекта в Цаофэйдяне. Представитель компании заявил, что не располагает информацией о задолженности, и отказался от дальнейших комментариев.

Вслед за сталелитейным заводом встали и другие предприятия в Цаофэйдяне. Трубный завод Sojitz прекратил производство примерно четыре месяца назад, говорят его рабочие. Представитель Sojitz заявила, что работа остановлено временно, в связи с отсутствием новых заказов. Зимой некоторые объекты в Цаофэйдяне останавливались, но теперь все они возобновили работу, заявил официальный представитель местных властей Чжан Даньпин. Рабочие, впрочем, его слова опровергают.

Господдержка экономики

Чень Гун, президент исследовательского центра Beijing Anbound Information, считает, что Цаофэйдянь демонстрирует порочность китайской модели экономического роста, при которой государство планирует инвестиции, а компании должны следовать его примеру, невзирая на рыночные условия. Местные власти в КНР «заняты слепой погоней за показателями ВВП», говорит Чень.

Правительство КНР пока не корректировало прогнозы роста ВВП на текущий год (7,5%), но многие экономисты считают, что итоговый показатель будет ниже и в следующем году ситуация не улучшится. В 2012 г. ВВП Китая вырос на 7,8%, в 2011 г. - на 9,3%. В среду стало известно, что предварительный индекс деловой активности в промышленном секторе в июле опустился до минимума за последние 11 месяцев, а входящий в индекс показатель занятости - до минимума со времен мирового финансового кризиса. После этого премьер-министр Ли Кэцян заявил, что правительство примет меры, чтобы замедление роста не оказалось чрезмерным.

Ранее Ли неоднократно подчеркивал, что масштабного стимулирования не будет, а экономика должна быть переориентирована с инвестиционной модели роста на большую зависимость от внутреннего потребления и сферы услуг. Многие экономисты, предприниматели и чиновники продолжают выступать за масштабные стимулирующие меры, аналогичные принятым после финансового кризиса. Вместе с тем именно предыдущий бум кредитования и потребления, когда-то подстегнувший рост экономики, во многом способствовал появлению нынешних проблем.

После того как в 2008 г. разразился финансовый кризис, спрос на китайский экспорт снизился и власти начали стимулировать экономический рост за счет дешевых кредитов и масштабных инвестиций. В период с 2007 по 2012 г. доля инвестиций в ВВП КНР выросла с 41,6 до 48,1%. Местные власти активно строили аэропорты и дороги, девелоперы возводили огромное количество роскошных апартаментов, а госкомпании открывали новые фабрики и заводы.

Без сомнения, все это ускорило экономический рост. Но, достигнув за несколько лет того, на что в нормальных условиях требовались бы десятилетия, Китай сам приблизил конец эпохи быстрого развития экономики. Слишком много проектов повторяли друг друга, способствуя перепроизводству во многих отраслях, от выпуска стали и бетона до солнечных батарей и возведения жилья, говорят экономисты. Инвестиции в престижные, масштабные, но бесполезные проекты оттянули на себя банковские кредиты, которые могли бы быть использованы для финансирования малого бизнеса и сектора услуг.

Кредитный пузырь

Сейчас каждый может найти в Китае побочные эффекты этой программы масштабного стимулирования экономики в виде городов-призраков, заброшенных жилых домов и недостроенных заводов и объектов инфраструктуры.

По оценкам МВФ, совокупный показатель доходности инвестиций в КНР с начала 1990-х гг. упал примерно на треть, избыточные инвестиции в стране достигают 10% ВВП. По подсчетам Fitch Ratings, вклад каждого выданного в кредит юаня в экономический рост Китая сейчас в три раза меньше, чем до 2009 г. «Если посмотреть на то, как раздули кредитование, китайское экономическое чудо уже не кажется столь выдающимся», - говорит Чарлин Чу, директор Fitch в Пекине.

При этом относительно низкий уровень госдолга (по оценкам МВФ, 45% от ВВП) по-прежнему позволяет властям КНР при необходимости принять меры для предотвращения серьезного ухудшения ситуации в экономике или поддержки финансового сектора. Однако, чтобы избежать повторения ошибок, совершенных после кризиса 2008 г., Пекину нужно хорошо понимать, как именно распределить денежные вливания, чтобы они достигли действительно нуждающихся в финансировании секторов и оказали долгосрочный положительный эффект.

По данным исследовательской фирмы GK Dragonomics, большая часть инвестиций в строительство жилья в Китае с 2008 г. приходится на небольшие города, население которых сокращается. В результате нехватка жилой недвижимости в таких мегаполисах, как Пекин и Шанхай, способствует росту цен на нее, а жилье в сотнях небольших городов нередко пустует.

С 2000 по 2010 г. площадь китайских городов увеличилась на 28 000 кв. км, что равно 322 Манхэттенам. Большая часть этих площадей была отдана под промышленные предприятия и жилую недвижимость. Девелоперы проектов часто брали новые кредиты, чтобы расплатиться по старым.

Вэй Яо, аналитик Societe Generale, считает, что на погашение долгов в Китае направляется достаточно большая сумма - 38,6% ВВП. «Неудивительно, что рост кредитования практически не оказывает влияния на реальный рост ВВП», - говорит она.

Привычное для Пекина наращивание кредитования с целью стимулировать инвестиции и экономический рост больше не срабатывает, утверждают экономисты. В условиях, когда кредитование растет вдвое быстрее ВВП, как это происходило в Китае в последнее время, «успешно преодолеть последствия неверных инвестиционных решений прошлого невозможно с математической точки зрения», считает Чу из Fitch.

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать