Инвесторы пока не верят европейским центробанкам

Вопреки заявлениям ЕЦБ и Банка Англии о том, что их базовые ставки еще долго останутся на минимальных уровнях, рыночные ставки растут
A.Grant / AP

Центробанки привыкли добиваться своего. Масштабная программа скупки облигаций Федеральной резервной системой США способствовала в последние годы ралли на рынках. Президенту ЕЦБ Марио Драги в 2012 г. удалось победить евроскептиков, пообещав поддержку долговым рынкам еврозоны.

Но когда Европейский центробанк и Банк Англии опубликовали ориентиры своей будущей денежной политики, чтобы убедить инвесторов, что процентные ставки останутся на рекордно низком уровне, результаты этого оказались, мягко говоря, неоднозначными. Фактическая стоимость заимствования на рынке выросла, а немалая часть инвесторов ждет повышения базовых ставок в более ранние сроки. Если скептицизм на рынке укрепится, обоим регуляторам понадобится принимать дополнительные меры для стимулирования экономического роста.

«Непохоже, чтобы это сработало так, как планировалось», - говорит Лоран Франсоле, руководитель отдела анализа инструментов с фиксированной доходностью Barclays. «Впервые рынки устраивают проверку центробанкам», - добавляет Роберт Макэди, курирующий глобальную стратегию BNP Paribas на рынках инструментов с фиксированной доходностью.

Центробанки устанавливают базовые ставки по краткосрочным кредитам. Публикация ориентиров денежной политики призвана оказать влияние и на долгосрочные ставки, которые зависят от многих факторов, в том числе и от тенденций на мировом рынке облигаций.

Доходность гособлигаций Германии и Великобритании сейчас гораздо выше, чем 4 июля, когда Драги и новый руководитель Банка Англии Марк Карни озвучили направления будущей денежной политики. Доходность 10-летних британских облигаций на этой неделе превысила 2,6%, достигнув максимума за два года. У 10-летних немецких облигаций она также выросла, приблизившись к июньскому пику. Тенденции в сегменте 10-летних бондов могут распространиться и на рынок более краткосрочных заимствований.

Впрочем, рост процентных ставок на рынке не обязательно означает, что политика центробанков не работает. В то время как стоимость долгосрочных заимствований на рынке выросла, в краткосрочной перспективе такой рост может быть ограничен мерами регуляторов, считают аналитики. Кроме того, ЕЦБ удалось снизить зависимость между стоимостью капитала на европейском и американском долговых рынках.

Эффект от действий центробанков маскируется сокращением объема ликвидности ЕЦБ в финансовой системе еврозоны по мере того, как банки погашают выданные регулятором дешевые кредиты. Это оказывает давление на ставки и искажает представления о том, когда именно инвесторы ожидают повышения базовых ставок.

Без публикации центробанками ориентиров будущей денежной политики процентные ставки на рынках Великобритании и еврозоны были бы, вполне возможно, еще выше. В мае заявления руководства ФРС о возможности сокращения объемов стимулирующей политики вызвали скачок доходностей облигаций по всему миру. «Если бы этого [публикации будущих направлений политики центробанков] не было, вероятно, сейчас мы наблюдали бы продолжение июньских тенденций», - считает Хью Пилл, главный экономист Goldman Sachs по Европе. Он подчеркивает, что и Драги, и Карни обращались не только к финансовым рынкам, но и к бизнесу и потребителям, пытаясь заверить их, что рост стоимости кредитов будет ограничен. «И это послание возымело действие: человека с улицы не обязательно интересуют ставки по срочным двухлетним контрактам, но общее направление политики ЦБ для него важно», - добавляет Пилл.

Рост ставок также частично объясняется улучшением общей экономической ситуации, которое обычно ведет к повышению стоимости кредитов и разговорам о возможном ускорении инфляции.

Стратег Barclays Мойен Ислам считает, что скепсис участников британского рынка в отношении способности ЦБ страны долго удерживать ставки на низком уровне вполне обоснован. «Это все равно что пытаться удержать чертика в табакерке, пружина которой снята с большегрузного автомобиля», - говорит он.

Банк Англии заявил, что базовые ставки останутся на низком уровне до тех пор, пока уровень безработицы в стране не опустится ниже 7%, что ориентировочно может произойти в 2016 г. Рынки же ждут повышения ставок гораздо раньше - в середине 2015 г., а в случае ЕЦБ, возможно, и еще раньше.

Со своей стороны, ЕЦБ опасается, что высокая стоимость капитала на рынке может укрепить евро и затормозить и без того неустойчивый рост экономики еврозоны. Регулятор не хочет повторения ситуации 1994 г., когда ФРС ужесточала денежную политику, а понижение базовых ставок Бундесбанком не помешало росту доходности немецких облигаций.

Как бы то ни было, ЕЦБ связывает с публикацией ориентиров своей будущей политики весьма скромные надежды: для регулятора это способ донести до участников рынков свой образ мыслей, а не убедить их в том, что ставки останутся на низком уровне дольше, чем предполагалось бы в другой ситуации. «Вы же не хотите, чтобы доходность облигаций достигла запредельных высот. Ориентиры политики центробанков будут выполнять роль тормоза», - говорит Петер Ванден Хут, экономист ING.

Риск здесь связан с тем, что демонстративное недоверие рынков к сообщениям центробанков может поставить под сомнение эффективность регуляторов. «Вопрос в том, как долго вы сможете сохранять свой авторитет в условиях, если рынки вам не верят», - говорит Пилл. «Проверкой [для нового подхода центробанков] станут возобновление экономического роста, сокращение объемов ликвидности в финансовой системе и вероятная распродажа на рынке казначейских облигаций США, - полагает Франсоле. - Именно ЕЦБ придется противостоять всем этим факторам. Если он не сумеет ничего предпринять, мы увидим продолжение всех этих тенденций и дальнейший рост процентных ставок на рынке».

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать