США имеют все шансы вернуть себе звание локомотива мировой экономики

На фоне замедления в Китае и слабого роста в Европейском регионе именно американская экономика может стать основным источником глобального роста на ближайшие пять лет

Экономика США традиционно считается одной из наиболее диверсифицированных, что во многом объясняет ее лидерство на протяжении последних 100 лет. Но при этом уже несколько лет в ходу было устойчивое убеждение: «Делать ставку на американскую экономику больше нельзя». Свою роль сыграли серьезные структурные проблемы, которые, однако, только на первый взгляд могли показаться неразрешимыми.

В частности, серьезным поводом засомневаться в несокрушимости Штатов стал уровень государственного долга или, точнее, предельный потолок долга, утверждаемый законодательным органом. Многие до сих пор склонны считать, что это реальная угроза для экономики США. Но эта угроза из области теорий, которая не реализуется по той простой причине, что это никому не нужно. И в первую очередь - самим американцам. Что послужило поводом надолго отказать Штатам в лидерстве и делать ставку на другие экономики? Темпы роста ВВП. В кризис они снизились до минус 4%, безработица достигла 10%, а государственный долг при этом продолжал расти ускоренными темпами. Доверие потребителей достигло многолетних минимумов, а так как потребительские расходы - это около 70% ВВП, говорить о скором восстановлении не приходилось. Но картину кардинально поменяли монетарные власти: несколько раундов количественного смягчения ФРС развернули ситуацию и сценарий событий с негативного на позитивный.

ФРС решила (пусть и частично) проблему кредитного сжатия, которая образовалась в результате отказа предприятий и домохозяйств от новых кредитов. И сейчас мы видим восстановление спроса на потребительские кредиты: годовые темпы роста на конец июня 2013 г. составили 5,83%, что является средним показателем для 2003-2008 гг., т. е. соответствует докризисному уровню. Растет и уверенность американских потребителей, что в среднесрочной перспективе является залогом как минимум продолжения восстановления экономики: индекс потребительского доверия поднялся до 80,3 пункта, максимума с 2007 г. Да, показатель безработицы (7,4%) выше, чем в среднем за прошедшие 20 лет, но график четко показывает снижение уровня безработицы (официальной) на протяжении последних четырех лет. Эти три индикатора (потребкредиты, индекс потребительского доверия и уровень безработицы) подтверждают предположение, что самая крупная часть американского ВВП - потребительские расходы в среднесрочной перспективе будут оказывать значительную поддержку его росту.

Следующий агрегат, который вносит значительный вклад в американский ВВП, - это инвестиции. Здесь не все так очевидно, как с потребительскими расходами. В первую очередь отметим промышленное производство, годовые темпы роста которого стабилизировались на уровне 2%. Конечно, это не очень мало, однако и недостаточно для того, чтобы стимулировать инвестиции в среднесрочной перспективе. С другой стороны, отражающий деловую активность индекс PMI сектора услуг стабильно находится выше критической отметки в 50 пунктов (т. е. говорит о росте). PMI производственного сектора стагнировал вблизи отметки в 50 пунктов, но его последнее значение в 55 пунктов, локальный максимум с середины 2011 г., дает основания полагать, что производственный сектор восстанавливается. Подтверждением последнего могут стали обнародованные 3 сентября данные о том, что индекс деловой активности в производственном секторе рос в августе самыми быстрыми темпами с июля 2011 г.

Следующий показатель, подтверждающий наши предположения о восстановлении производственного сектора и вместе с ним уровня инвестиций, - это количество рабочих мест вне аграрного сектора (non-farm payrolls). Годовые темпы роста показателя находятся на уровне 1,5%, что может показаться низким значением. Однако в течение «тучных лет», в 2004-2007 гг., именно такой показатель и был средним для американской экономики. Мы делаем вывод, что, несмотря на эффект низкой базы, темпы восстановления адекватны для экономики такого размера, как американская. То есть с определенной долей уверенности можно заключить, что инвестиции в основной капитал американских компаний как минимум останутся на том же уровне, а базовый сценарий предполагает их рост в среднесрочной перспективе. Последнее опять же благоприятно для роста ВВП.

Мы намеренно не пытаемся прогнозировать динамику государственных расходов, влияние на которые оказывают не только экономические, но и политические факторы. Но, даже несмотря на слабую понижательную динамику, сильного изменения расходов бюджета мы не ожидаем, так как никаких новых программ по их сокращению не обсуждается.

Последний агрегат ВВП, чистый экспорт, может сыграть на руку американской экономике, так как последние разработки в области энергоресурсов могут существенно снизить торговый дефицит, что опять же будет позитивно для ВВП США. Тренд с 2011 г. показывает пусть и волатильное, но все-таки снижение дефицита торгового баланса.

Иными словами, есть все основания предполагать, что ВВП США продолжит поступательный рост в среднесрочной перспективе (2-3 года) и, естественно, будет успешно стимулировать мировую экономику, являясь ее значительной частью.

Кроме того, стоит выделить несколько конкурентных преимуществ экономики США, позволяющих ей быть лидером мировой экономики. Как мы уже отмечали, американская экономика достаточно диверсифицированна и способна не только производить весь существующий ряд продукции, но и генерировать новые технологии, которые затем успешно экспортируются за рубеж. Именно способность создавать новые технологии отличает американскую (и немецкую) экономику от той же китайской: последняя, несмотря на масштабность, пока еще тяжеловесна и бедна на инновации. Второй базовый козырь - это крепкий и, пожалуй, наиболее многочисленный средний класс, который предъявляет значительный спрос на товары и услуги (чего так не хватает Китаю, где даже принята специальная государственная программа). Хотя первые два фактора характерны и для других развитых экономик, например, Германии и Японии, сам их размер, а также текущие темпы роста (и косвенные показатели) не дают права утверждать, что они могут претендовать на звание лидера мировой экономики.

Третий знак отличия - новые технологии добычи энергоресурсов, способные существенно снизить зависимость США от внешних поставщиков нефти. Пока, конечно, эти технологии очень дороги, но прогресс не стоит на месте, и уже совсем скоро мы можем увидеть снижение стоимости добычи барреля сланцевой нефти в несколько раз. Таким образом, американская экономика на горизонте 2-5 лет имеет все шансы стать мировым локомотивом и в конечном итоге будет стимулировать рост в других развитых и развивающихся странах, что в общем-то позитивно. С другой стороны, ускорение американской экономики неминуемо будет оттягивать ресурсы от других стран, что может оказать негативный эффект на рынки последних, и к этому нужно быть готовыми.

Автор - начальник отдела доверительного управления «Абсолют банка»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать