Как рабочий конфликт с Йозефом Акерманном обернулся самоубийством финдиректора Zurich Insurance

В предсмертной записке Пьер Вотье обвинил одного из самых известных мировых финансистов в создании невыносимой рабочей обстановки и неуважительном отношении к коллегам
Пьер Вотье (слева) был не согласен с позицией и стилем руководства Йозефа Акерманна

В конце августа финансовый директор Zurich Insurance Group Пьер Вотье покончил жизнь самоубийством, а председатель совета директоров Йозеф Акерманн покинул свой пост. Длинная история разногласий между Акерманном и Вотье вылилась в настоящий конфликт этим летом. Причиной конфликта, по данным сотрудников компании, стала дискуссия относительно низких темпов развития компании и ее неспособности достичь поставленных бизнес-целей.

Поначалу резкие замечания Акерманна и Вотье в адрес друг друга не привлекали особого внимания других членов руководства. Казалось, обычное дело. Но оно перестало быть таковым, когда на прошлой неделе Вотье покончил собой в собственном доме на берегу озера в пригороде Цюриха.

В предсмертной записке, по словам знакомых с ее содержанием людей, Вотье прямо обвинил Акерманна в создании невыносимо стрессовой рабочей обстановки, а также в неуважительном отношении к коллегам. Сама записка не была представлена широкой публике.

Акерманн стал председателем совета директоров Zurich в 2012 г., через некоторое время после того как оставил пост генерального директора Deutsche Bank, который занимал в течение десятилетия. После смерти Вотье он внезапно покинул должность.

Члены совета директоров были поражены, когда Акерманн, находясь в явно смятенном состоянии, объявил в прошлую среду, что перестал соответствовать должности, - так говорят очевидцы. Затем он потребовал обнародовать заявление, в котором говорилось, что некоторые считают его ответственным за смерть Вотье и что он отвергает эти обвинения.

Эти невероятные события наложили отпечаток на все вовлеченные стороны. Они нанесли удар по профессиональной репутации Акерманна, одного из наиболее влиятельных европейских финансистов, и пошатнули доверие инвесторов к Zurich, одной из крупнейших страховых компаний мира.

Предсмертная записка Вотье объясняет далеко не все. Более глубокие причины его самоубийства остаются невыясненными. Коллеги Вотье говорят, что никаких признаков предстоящей трагедии при общении с ним не наблюдалось.

Zurich заявила на прошлой неделе, что совет директоров намерен провести детальный анализ корпоративной культуры компании. Помимо прочего, утверждает осведомленный источник, будет рассмотрено, насколько сильным был прессинг со стороны руководителей на сотрудников финансового отдела. «Для столь крупной компании это плохой знак», - говорит Эндрю Бэрайл, основатель специализирующейся на страховании американской консалтинговой фирмы Andrew Barile Consulting Corporation.

Сам Акерманн отказывается от комментариев по поводу заявления, сделанного им на прошлой неделе. «Я хочу соблюдать уважение и не намерен сейчас давать каких-либо комментариев об этом трагическом событии», - заявил он в воскресенье.

Его короткий путь в качестве председателя совета директоров Zurich отнюдь не был гладким. Став руководителем, 65-летний швейцарец начал радикально менять корпоративную культуру респектабельной страховой компании. Хотя он, собственно, не состоял на менеджерской должности, Акерманн, тем не менее, занял активную позицию. Как и прочим страховым компаниям, Zurich приходилось работать в сложной макроэкономической ситуации. Доходность капитала снижалась, конкуренты переманивали лучших сотрудников.

Акерманн изменил стиль прежде спокойных, проходивших в вежливой атмосфере совещаний руководства Zurich. Он наседал на топ-менеджеров с неприятными вопросами, вспоминают его бывшие коллеги. Тем не менее, считают они, его поведение воспринималось как жесткое, но вполне профессиональное.

Некоторые члены совета директоров оказались совершенно не готовы к стилю руководства Акерманна, особенно когда он начинал критиковать на заседаниях топ-менеджеров компании. Среди них был и Пьер Вотье.

В Zurich он пришел в 1996 г. В момент смерти ему было 53 года. Гражданин Франции и Великобритании, Вотье считался спокойным и уравновешенным сотрудником среди коллег. В компании он работал на разных должностях, а в 2011 г. занял пост финансового директора. С приходом Акерманна Вотье, как утверждает их бывший коллега, оказался под давлением нового руководителя из-за финансового положения компании.

В августе Zurich обнародовала финансовые результаты первого полугодия. Еще до их публикации в компании вспыхнули внутренние дебаты по поводу того, как объяснить инвесторам тот факт, что выполнение трехлетнего бизнес-плана, утвержденного еще в 2010 г., идет слишком медленно. По утверждению осведомленных источников, Акерманн требовал, чтобы компания публично заявила о неудовлетворенности собственной деятельностью и отсутствии прогресса в достижении целей.

Вотье с этим не соглашался. Он считал, что акцент нужно сделать на правильности выбранного пути. Порой споры между ними были слишком напряженными, говорят очевидцы.

15 августа Zurich сообщила: работа некоторых подразделений идет в соответствии с трехлетним планом, в других же «ситуация остается более проблемной». Акции компании в тот день упали на 1,6%.

А в понедельник, 26 августа, финансовый директор компании не пришел на работу.

Примерно через 10 дней после публикации отчета Вотье находился у себя дома. Рядом никого не было. Жена и сын были в США, дочь - в Великобритании.

Вотье напечатал предсмертную записку. И покончил с жизнью. Тело обнаружила местная полиция.

На следующий день после трагедии Акерманн провел совещание совета директоров. Некоторые собрались в конференц-зале, другие присоединились по телефону. Акерманн зачитал вслух выдержки из предсмертной записки Вотье. Те моменты, которые касались критики его стиля руководства.

Члены совета директоров были шокированы тем, насколько личными были обвинения в адрес Акерманна. А также тем, насколько глубоко он сам переживал случившееся. Директора говорили о том, что необходимо занять консолидированную позицию в свете этой трагедии. Новое совещание должно было состояться на следующий день, в среду.

Оно началось с того, что Акерманн сделал заявление, которое произвело эффект разорвавшейся бомбы: он намерен немедленно покинуть свой пост. В зале установилась полная тишина. Когда, наконец, присутствующие пришли в себя, некоторые пытались уговорить Акерманна изменить решение. Но все было бесполезно. Он был непреклонен, несмотря даже на то, что его уход мог еще больше подорвать доверие инвесторов к компании, чего больше всего опасались члены совета директоров.

Отдел по связям с общественностью Zurich подготовил заявление. Акерманн настоял, что в нем должна быть его собственная фраза, напрямую связывающая его уход с самоубийством Вотье: «У меня есть основания полагать, что семья [Вотье] придерживается мнения, будто я должен взять на себя часть ответственности [за его смерть], хотя оно так же необоснованно, как и любые обвинения в мой адрес».

Несколько членов совета директоров и другие сотрудники пытались протестовать против публикации такого заявления, считая, что оно только запутывает дело. Спор продолжался до утра четверга. Акерманн все же настоял на своем.

Это заявление было обнародовано в четверг, по итогам дня акции Zurich упали на 2,5%.

Перевела Наталья Тихонова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать