Укрепление банковской системы может помешать оживлению российской экономики

Одна из главных интриг регулирования экономики в ближайшие годы будет разворачиваться вокруг введения в банковской системе новых стандартов «Базель III»

Заканчивается небольшая отсрочка, предоставленная банковскому рынку. С 1 января 2014 г. вступят в силу новые стандарты «Базель III», ужесточающие требования к капиталу банков. Изначально говорили о планах внедрить эти нормативы с 1 октября, но летом ЦБ решил сдвинуть сроки, так как стало известно, что банки Европы и США переходят на «Базель III» с нового года. Таким образом, российский банковский рынок получил чуть больше времени на подготовку.

Ужесточение нормативов тоже будет не столь радикальным, как об этом говорили ранее. Фактически выходит, что и по срокам, и по нормативам банки получили некоторые послабления по сравнению с теми вариантами, которые обсуждались первоначально. Кроме того, появилась информация о том, что в течение 2014 г. банки смогут в экстренных случаях рассчитывать капитал по старым стандартам и, если результат будет удовлетворительным, он позволит избежать санкций ЦБ.

За этими деталями, малозаметными постороннему наблюдателю, может скрываться интрига, связанная со стимулированием экономического роста в 2014 г. С одной стороны, необходимо подстегнуть замедлившуюся экономику, а одним из источников оживления должны стать дешевые и доступные кредиты. С другой стороны, базельские рекомендации нацелены на снижение аппетита к риску в банковском секторе. Одним из весьма вероятных следствий окажется удорожание кредитов, снижение их доступности, так как банки будут более строго подходить к отбору заемщиков и начнут заботиться о качестве портфеля больше, чем о его росте. Это весьма позитивные результаты для устойчивости банковской системы, но не очень приятное следствие для экономических властей, которые хотели бы, чтобы экономика получала как можно больше кредитных ресурсов.

Можно даже предсказать, в каких именно сферах стоит ожидать кредитного сжатия. Deleverage, или снижение уровня использования заемных средств для кредитных операций, произойдет прежде всего за счет тех направлений банковского бизнеса, которые требуют слишком большого отвлечения капитала из-за высоких рисков и, следовательно, высоких нормативов резервирования.

Сюда попадают дорогие кредиты населению (а выдача недорогих кредитов естественным образом ограничена самими банками). Однако сокращение объемов избыточно рискового розничного кредитования является даже благом в ситуации высокой закредитованности малообеспеченных слоев населения. Чего не скажешь о кредитовании корпоративного сектора, которое тоже может быть несколько подморожено новыми базельскими нормативами. Безусловно, сжатие кредитования в корпоративном секторе начнется с высокорисковых, периферийных зон бизнеса, с наименее надежных клиентов, и среди банков, которые уже сейчас находятся на границе допустимых значений по достаточности капитала.

Дилемма «рост vs. устойчивость» носит объективный характер. И также объективно она выливается в традиционную дискуссию между экономическими и монетарными властями. Первые выступают за кредитное стимулирование роста, вторые - за снижение аппетита к риску. Компенсацией за снижение объемов кредитования при ужесточении нормативов достаточности капитала теоретически должно стать более высокое качество кредитного портфеля и кредитования в целом. Снижение аппетита к риску повышает устойчивость банковской системы, а кредиты достаются лучшим предприятиям. Темпы роста заменяются его устойчивостью.

Такая картина уже сложилась в некоторых североевропейских странах. Например, скандинавские банки единственные в мире уже сейчас соответствуют стандартам «Базеля III». При этом они продолжают выдавать кредиты, а экономика получает средства для развития. Но надо учитывать, что североевропейские страны имеют давние традиции прозрачности бизнеса, устойчивую культуру финансовых отношений. А самое главное, экономический рост в этих странах составляет единицы процента в год. Но это стабильный рост, и он всех устраивает. Россия ставит перед собой более амбициозные задачи. «Базель III» в краткосрочной перспективе идет несколько вразрез с решением этих задач.

Центральный банк неоднократно заявлял, что его приоритетом является стабильность денежно-финансовой системы. Это классическая позиция регулятора, он отвечает за устойчивость банков и валюты, тогда как стимулирование экономики - не его задача. Но такая задача стоит перед экономическим блоком правительства. Интриги добавляет тот факт, что Министерство экономического развития возглавил бывший зампред центробанка Алексей Улюкаев, который, безусловно, прекрасно понимает и роль ЦБ, и природу базельских рекомендаций, но по должности обязан добиваться ускорения экономического роста.

Принятые послабления в процедуре и сроках введения «Базеля III» теоретически можно рассматривать как уступку экономическому блоку, но, скорее всего, мотивы другие. Еще с весны ЦБ получает тестовые отчеты банков с расчетами достаточности капитала по новым стандартам. В руководстве центробанка заявляют, что именно эти данные позволили оценить, готовы ли банки, и сдвинуть срок с 1 октября на 1 января.

Можно предположить, что изначальная строгость планов по введению «Базеля III» и последующие послабления носят не политический, а, скорее, педагогический характер. Более жесткие предварительные планы, возможно, послужили своего рода стресс-тестом. ЦБ выдвинул в тестовом режиме более строгие требования и сроки, посмотрел на готовность банков к этим новшествам, мобилизовал банки на подготовку, а теперь предоставляет более комфортные возможности для адаптации.

Впрочем, комфорт условный - уже сейчас банки вынуждены менять свои кредитные стратегии, но и на этом процесс не завершится. Методические рекомендации базельского комитета предполагают и дальнейшее ужесточение нормативов: следующая порция нововведений, как ожидается, вступит в силу с 1 января 2015 г.

Автор - зампред совета директоров «Нордеа банка»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать