Финансы
Бесплатный
Дмитрий Олюнин

Банки из топ-30 легко перейдут на «Базель III», но более 50 банков не удовлетворяют требованиям стандарта

Для многих небольших банков переход на нормативы «Базеля III» будет сопряжен с трудностями, поскольку потребует привлечения всех доступных ресурсов и, возможно, вызовет изменения в кредитной политике

С 1 января 2014 г. вступили в силу новые стандарты «Базель III», ужесточающие требования к капиталу банков. Какие последствия для российских банков это вызовет и есть ли уже результаты внедрения новой системы? Насколько ужесточились банковские нормы?

Самое первое Базельское соглашение, датируемое 1988 г., было настоящим прорывом в сфере банковского регулирования. На тот момент «Базель» привнес две главные новации. Во-первых, коэффициент левериджа (соотношение капитала и активов банка) был заменен более сложным показателем, учитывающим степень рискованности активов. Во-вторых, капитал был разделен на две категории надежности. В первую категорию входил надежный капитал (уставный и близкие ему капиталы), а во вторую - менее надежный (например, резерв переоценки недвижимости). Можно сказать, что миссия первого «Базеля» заключалась в том, чтобы контролировать достаточность капитала.

«Базель II» был разработан в 2004 г. и расширял идеи предыдущего соглашения. В стандарте довольно подробно описывались требования к управлению рисками. Однако на практике «Базель II» был менее успешен, чем его предшественник. В первую очередь это касалось развивающихся стран. Стандарт давал сбои, поскольку практически любые заемщики в развивающихся странах оценивались как слишком рискованные. Международный финансовый кризис 2008-2009 гг. обнаружил и более серьезные дефекты. Несмотря на выверенные формулы расчета даже в успешных западных странах, для которых и был разработан «Базель», не удалось своевременно выявить вероятность дефолта даже ряда ипотечных заемщиков, не говоря уже о более рискованных рынках. Понимая, что стандарт нуждается в дальнейшей доработке, Базельский комитет предложил разработать новую версию соглашения, которая и получила название «Базель III».

С 1 января 2014 г. новые стандарты вступили в силу в России. Поскольку «Базель III» во многом является расширенной версией «Базеля II», банкам, которые уже внедрили предыдущую версию стандарта, конечно, будет проще перейти на следующую ступень. «Базель» держится на трех опорах (которые так и называются - Pillars): это повышение минимальных требований к размеру капитала и уровню ликвидности, усиление надзора над управлением рисками и планированием капитала на уровне финансовой организации и повышение требований к раскрытию информации и рыночной дисциплине.

Поскольку в России начали внедрять «Базель III», не завершив полноценный переход на «Базель II», некоторые нормы будут одновременно приведены в соответствие с предыдущей редакцией. К примеру, в 2014 г. ожидается введение новых оценок кредитного риска по требованиям еще второго «Базеля». В результате объем капитала банков останется прежним, но изменится размер активов, взвешенных по риску. При этом подход стал более гибким, так что часть активов при применении IRB-подхода (когда банки самостоятельно определяют кредитные риски) получат меньший коэффициент взвешивания. Предназначение IRB-подхода - позволить банкам не «экономить капитал», а более точно его распределять по рискам.

С начала года российские банки пользуются третьим «Базелем» при расчете достаточности совокупного (10%), базового (5%) и основного капитала (в 2014 г. - 5,5%, а с 2015 г. - 6%). ЦБ РФ оценил, что снижение достаточности капитала (отношение капитала к активам) после введения нового «Базеля» составило 0,5 процентного пункта. Достаточность капитала на 2014 г. оценивается в 12-13% при минимальном уровне в 10%, т.е. банковская система имеет запас прочности и сможет адаптироваться к новым требованиям. В случае неплатежеспособности банков, имеющих дефицит капитала, «Базель III» позволит разделить степень ответственности инвесторов.

Можно отметить и другие изменения. Будут введены ограничения на долговую нагрузку для банков. Подсчет левериджа станет необходимостью только в 2018 г., хотя его коэффициент никого не пугает в силу отсутствия больших забалансовых позиций.

«Базель III» также уделяет много внимания управлению данными внутри банковской структуры. Форма аудита требует, чтобы банк имел очень четкое представление о том, как выстроена его работа. Особенно это касается крупных банков с разветвленной сетью филиалов. Внедрение достаточно большого объема документов без должного периода адаптации первое время будет вызывать трудности.

Крупные банки из первой тридцатки спокойно перенесут введение стандарта, но для многих небольших банков переход на нормативы «Базеля III» будет сопряжен с трудностями, поскольку потребует привлечения всех доступных ресурсов и, возможно, вызовет изменения в кредитной политике. По скромным подсчетам, в российской банковской системе на данный момент свыше 50 коммерческих организаций не удовлетворяют или «едва удовлетворяют» требованиям «Базеля III».

Все «базельские» нововведения будут в первую очередь применяться к системно значимым банкам. Это касается более серьезных требований к краткосрочной ликвидности - минимальному объему высоколиквидных активов, которых хватит, чтобы пережить краткосрочный стрессовый период. Системно значимые банки начнут считать краткосрочную ликвидность по-новому уже с 2015 г., а другие получат отсрочку минимум на год. Таким образом, небольшие банки получают запас времени, чтобы перестроиться.

Многие эксперты полагают, что время для введения третьего «Базеля» выбрано неудачно: экономика России переживает не лучшие времена, и новый стандарт может стать еще одним бременем для игроков финансового сектора. Возможно, следовало повременить с введением стандарта до следующей фазы экономического роста. Однако с точки зрения системных рисков переход на более жесткие нормы можно оценить и положительно, так как повышение требований к кредитному качеству заемщиков, более строгий контроль за исполнением ими обязательств улучшит качество активов банковской системы.

В целом стандарт не страшен крупным российским банкам. Например, требования по достаточности капитала со стороны Банка России даже строже, чем в «Базеле III». В большей степени банки будут затронуты так называемыми Pillar-2 и Pillar-3, основными положениями «Базеля», касающимися регулирования и раскрытия информации. Российские надзорные органы будут отслеживать потенциально рискованную политику банков. «Базель III» дает следующие рекомендации: оценивать коэффициент излишка или дефицита ликвидности, излишнюю концентрацию источников фондирования и наличие качественных активов. Для регулятора принципиально важно иметь возможность отслеживать реальное использование средств.

Тем не менее в текущей экономической ситуации «Базель III» сам по себе не может гарантировать устойчивость банковской системы. Недостаток этого стандарта заключается в том, что он слишком глобализован и потому не учитывает особенности локальных банковских систем. Неясно, как «Базель III» поможет банковской сфере в случае дефолта крупного суверенного заемщика или ускорения инфляции в США. В итоге каждая страна принимает собственную версию «Базеля III». Регулятор может адаптировать правила под особенности банковской системы своей страны и различные требования к регулированию. Например, регуляторы из азиатских стран призывали усилить управление рисками и улучшить качество стресс-тестов, а регуляторы из стран Запада настаивали на том, чтобы увеличить требования к капиталу и ликвидности.

С учетом российской специфики в перечень мер по увеличению стабильности в банковской сфере можно было бы добавить требование по снижению связанных кредитов в портфеле банка, а также уменьшить отраслевую концентрацию банков в высокорискованных областях, таких как кредитование застройщиков.

Автор - председатель правления Росбанка

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать