Может ли Россия отказаться от доллара на внутреннем и международном рынках

В какой степени использование иностранной валюты в нашей жизни значимо и необходимо, а в какой - является пережитком прошлого, от которого можно отказаться?

Риски международных санкций против России в последний месяц естественным образом подняли вопрос о том, в какой степени использование иностранной валюты в нашей жизни значимо и необходимо, а в какой является пережитком прошлого, от которого можно отказаться.

Некоторый экономический парадокс в нашей жизни действительно существует. Скажем, около половины товарооборота России приходится на Европу и только очень небольшая часть - на США. Американские банки гораздо менее активны в России, чем европейские игроки, так что и через финансовый счет объяснить такое доминирование доллара сложно. Но доля евро в операциях на внутреннем рынке исключительно мала: по разным оценкам, она колеблется на уровне 10%, а внешний долг на 60% номинирован в долларах. Дело, видимо, в психологическом комфорте: поскольку в последние годы в еврозоне бурлят дискуссии по поводу возможного изменения состава участников ее валютного союза, а экономика Европы после кризиса восстанавливается медленно, доверие к доллару как к резервной валюте значительно выше. И, конечно, важно и то, что наши основные экспортные товары - нефть, газ, продукция металлургии - котируются в долларах.

Наши отношения с валютой и прежде всего, как мы выяснили, с долларом в последние 10 лет были подвержены экономической конъюнктуре. До 2008 г. резко снижалась доля валютных депозитов, так как рублевые приносили более высокую доходность, зато было принято брать валютные кредиты. Ослабление рубля в 2008 г. изменило эту тенденцию. Доли валютных депозитов вернулись к уровню середины 2000-х гг. - 20% по рознице и 40% по корпоративным клиентам соответственно. Зато доля валютных кредитов населения снизилась до 2%. Да и доля валютных кредитов компаний, хоть и составляет 20% от всех кредитов, взятых в российских банках, все же близка к историческому минимуму. В целом можно говорить о том, что доллар стал играть в нашей жизни меньшую роль, чем раньше, но все же постоянно присутствует.

Как в свете этого выглядит текущая дискуссия о желаемом снижении зависимости экономики от доллара? Что касается внутренних операций, снижение доли валютных инструментов абсолютно возможно. В ряде развитых стран нет возможности открывать депозиты в иностранных валютах, даже в резервных. Но в них такая система, в первую очередь, обусловлена низкой инфляцией и доверием к национальной валюте как к средству сбережения. Это предполагает необходимость снижения инфляции в России. Если речь идет собственно о снижении доли валютных инструментов, то двигаться в этом направлении тоже можно разными способами: например, поднять норму резервирования по валютным депозитам, что резко снизит их доходности и сделает их финансово менее привлекательными; исключить валютные депозиты из системы страхования вкладов; директивно ограничивать ставки по ним или саму возможность банков привлекать такие инструменты или же выдавать валютные кредиты. Рыночные инструменты реализации такой политики нанесут меньший ущерб, директивные - помогут быстрее достичь цели. Но в любом случае ключевым является вопрос стабильности рубля и доверия к нему как средству сбережения.

Если говорить про отказ от доллара по внешним операциям, то, по сути, существует два направления. Либо переходить на контракты, номинированные в евро, либо пытаться продавать за рубли. Первый процесс не так уж сложен. Поставки в европейские страны и так в значительной степени котируются в евро; просто в силу низкой ликвидности российского рынка «евро-рубль» многие компании работают через два курса, конвертируя средства сначала по линии «рубль-доллар», а потом уже - через контракты «доллар-евро». Это касается как импортеров, так и экспортеров. Создание ликвидного рынка «рубль-евро» было бы на благо всем участникам, вопрос только в том, кто будет обеспечивать его ликвидность. В условиях, когда регулятор стремится снижать свое присутствие на валютном рынке с целью перехода к плавающему курсу, совершить такое структурное изменение не так уж просто. До тех пор, пока Россия поддерживает профицит торгового баланса, а ее экспортные доходы остаются в значительной степени долларовыми, внутренний рынок «рубль-доллар» останется наиболее ликвидным.

Заместить же доллар рублевыми контрактами на международных рынках представляется очень амбициозной задачей. Для экспортеров переход на рублевые контракты будет означать, что их будущие доходы станут рублевыми, а обязательства останутся валютными, что создает валютные риски. Кроме того, если представить себе, что потребители за рубежом согласятся платить в рублях, они должны будут эти рубли купить. Первая проблема в том, что низкая ликвидность будет означать: курсовые спрэды продажи и покупки будут значительно расходиться, что опять-таки станет потерей для экспортеров. Второй момент заключается в том, что в случае значительного роста международного спроса на рубли курс нашей валюты укрепится, что дополнительно снизит рентабельность российского производства и ограничит и без того низкие темпы роста. Иными словами, даже если отказ от доллара выглядит техническим проектом, издержки его реализации стоит оценить заранее.

Автор - главный экономист Альфа-банка

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать