Как украинский бизнес переживает кризис

Политическая напряженность с Россией подрывает экспорт, но взяточничества стало меньше, предприниматели надеются на МВФ и дебюрократизацию
Vincent Mundy / Bloomberg

На прошлой неделе Роспотребнадзор запретил ввоз украинского сыра на территорию России. Это стало неприятным сюрпризом для украинских производителей. «Возможно, это политически мотивировано, у нас нет никаких логических объяснений или лабораторных заключений, объясняющих их опасения», - говорит Сергей Трифонов, руководитель службы по связям с инвесторами группы компаний «Милкиленд», одного из крупнейших на Украине производителей молочной продукции.

«Милкиленд», также владеющая активами в России и Польше, в августе и сентябре прошлого года уже испытывала проблемы, связанные с задержкой поставок ее продукции из-за ужесточения таможенных процедур на российской границе.

Но еще большее давление на бизнес «Милкиленд» оказала неопределенность на внутреннем рынке, из-за которой ей пришлось замедлить реализацию инвестиционной программы. В 2013 г. компания отказалась от попытки рефинансировать субординированный кредит на $100 млн, взятый в 2011 г. у европейских банков. Резкая девальвация гривны за последние полгода увеличила процентные выплаты по долларовому кредиту. В то же время более высокая стоимость заимствования в украинских банках съедает прибыль от экспорта.

Банковский сектор Украины тоже почувствовал на себе воздействие политических и экономических проблем. По словам Дмитрия Сологуба, начальника аналитического отдела «Райффайзен банк Аваль», объем корпоративного кредитования в его банке за последние два месяца снизился на 3-5%, а депозитов физлиц - на 12%, поскольку люди выводили средства и конвертировали их в доллары. Этот процесс, в свою очередь, ускорил дальнейшее снижение курса гривны. «Немного разочаровывает, что Центральный банк вообще не вмешивался», - говорит Сологуб. По его оценкам, валютных интервенций на $100 млн в ожидании поступления в ближайшие месяцы международной финансовой помощи было бы достаточно для стабилизации валютного курса.

Как и другие, Сологуб связывает надежды на восстановление бизнеса и экономики с получением кредита на сумму до $18 млрд от МВФ, о котором правительство может окончательно договориться в апреле. Первый транш должен составить $3 млрд, а за ним должна последовать дополнительная поддержка от других стран и международных организаций. Если эти деньги будут получены, по «позитивному» прогнозу Сологуба, ВВП Украины в этом году снизится на 5%. В противном случае ВВП может сократиться примерно на 15%, полагает он.

Широкая кредитная программа МВФ, конкретные детали которой остаются конфиденциальными, зависит от выполнения предварительных мер, включающих обещания провести ряд реформ, в частности улучшить собираемость налогов, качество госуправления, повысить прозрачность и конкуренцию при госзакупках. В последние дни Верховная рада одобрила соответствующие законопроекты. «Мы прежде всего участвуем в помощи по разработке антикоррупционных мер», - говорит Шевки Акюнер, директор украинского подразделения Европейского банка реконструкции и развития. ЕБРР уже начал реализовывать программу экстренной поддержки украинских банков в ответ на «очень серьезное ухудшение ситуации» в финансовом секторе страны.

Пока многие предприятия полны надежд на улучшение. По словам Анны Деревянко, исполнительного директора Европейской бизнес-ассоциации (EBA), представляющей интересы международных компаний, работающих на Украине, рассчитываемый ею барометр предпринимательской уверенности показывает рост - правда, значение его составляет всего 2,72 балла по пятибалльной шкале. Деревянко добавила, что члены EBA приводят множество отдельных примеров того, что в последние недели реже стали просить взятки; кроме того, инициированные правительством реформы должны резко снизить бюрократическую нагрузку на бизнес. Но жизненно необходимо, чтобы правительство выполнило данные обещания, предупреждает Деревянко. Она напоминает, что Виктор Янукович после прихода к власти нанял ведущих консультантов, включая McKinsey, и давал похожие обещания, но так их и не сдержал. «Компании больше не так терпеливы. Они захотят видеть ощутимые результаты», - говорит она.

Тем временем украинские компании подготовились к периоду экономической стагнации у себя в стране и стали изучать альтернативные рынки за границей. Как говорит Юрий Косюк, председатель правления агропромышленной компании «Мироновский хлебопродукт» (МХП), его компании пришлось искать новые рынки в Африке и на Ближнем Востоке, после того как Россия запретила импорт куриной продукции «Наша Ряба». На этот бренд приходится около 10% продаж МХП. Но Косюк утверждает, что его бизнес остается крепким, поскольку большая часть продаж осуществляется на украинском рынке, а курятина - это дешевая альтернатива говядине и свинине. Надежды на улучшение при новом режиме еще только должны реализоваться, но Косюк, как и другие предприниматели, с оптимизмом смотрит в будущее. «При Януковиче ситуация была ужасной. Я абсолютно оптимистичен», - говорит он.

Однако, как «Милкиленд» и остальные экспортеры, МХП пока не может выйти в полной мере на крупные западные рынки. Чрезмерно высокие тарифы ЕС делают экспорт мяса экономически невыгодным, но Косюк ждет, что торговые ограничения станут мягче. «Надеемся, что в будущем это произойдет», - говорит он.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать