Можно ли найти замену доллару в одном отдельно взятом Таможенном союзе?

Чтобы рубль оказался среди ведущих валют для международных расчетов, хотя бы отдаленно приближаясь к юаню, нужно делать то же, что делают страны, проводящие политику превращения своих валют в средство международных расчетов, например Китай

Что должно делать государство, экономика которого столкнулась с угрозой серьезных санкций США и ЕС, направленных в первую очередь против его финансовых институтов и основных экспортеров? С учетом печального опыта Ирана, экономика которого, конечно, несопоставима с российской, но также зависит от экспорта сырья и притока твердой валюты, меры должны приниматься незамедлительные и комплексные. В первую очередь - перевод значительной части резервов в золото (будет сложно реализовать) и финансовые активы, напрямую не подконтрольные США; ограничение вывоза капитала; наращивание внешнего долга (в том числе корпоративного), т. е. нужно сделать все, чтобы «противнику» трудно было разорять страну, не разорив при этом всех иностранных кредиторов и инвесторов.

Одновременно надо серьезно заниматься программами импортозамещения, налоговым стимулированием инвесторов и местных товаропроизводителей, модернизацией финансовой системы. Причем последнее должно включать не только такие относительно простые мероприятия, как переход на локальные кредитные карты, более строгий валютный контроль и укрупнение банков, но и создание сложного механизма заинтересованности всех участников финансового рынка в использовании преимущественно национальной валюты для сбережения и расчетов. И начинать нужно с борьбы за стабильный рубль, с убеждения населения, частного бизнеса, инвесторов и банкиров в том, что использовать рубль выгоднее, чем «всеобщий эквивалент» - доллар США или сильно переоцененный евро.

Однако пока на эту тему не было высказано ни одной конструктивной идеи, а страшилок вроде отказа от западных бирж или запрета хождения доллара слышно слишком много. Мягко говоря, это вызывает панику (естественно, только у тех, кто сам зарабатывает деньги и думает о своих сбережениях и инвестициях). На таком фоне идеи перехода на международную торговлю за рубли выглядели бы достаточно безобидно, если бы было понятно, как их реализовать.

Сегодня главные средства международных расчетов после доллара и евро - это валюты крупнейших экспортеров и импортеров, Японии и КНР, при этом заметна тенденция роста доли юаня. Причем в юанях ведут расчеты не только сырьевые страны (Монголия, Казахстан, Аргентина), но и Южная Корея, Бразилия, Индия, а также многие члены Евросоюза. Делается это через валютные свопы в юанях (краткосрочные кредиты в юанях в обмен на кредиты в валюте страны контрагента для участников международной торговли через банки их государств), а также через поступательную либерализацию внутреннего финансового рынка и создание офшорных центров операций с юанем (Гонконг, Сингапур, Тайвань, Лондон, а Россия даже первой начала фьючерсную торговлю на юань на Московской бирже, но в очень маленьких объемах). Причем у Австралии, Бразилии, Кореи, Великобритании, Малайзии объем таких кредитов по соглашениям с КНР может превышать 180-200 млрд юаней (более $20 млрд). Даже Украина и Белоруссия имеют соответствующие соглашения с КНР, позволяющие торговать, не используя доллар или евро. Россия пока это не использует.

Увеличение активности операций с юанем как валютой международных транзакций

Источник: SWIFT

Чтобы рубль оказался среди ведущих валют для международных расчетов, хотя бы отдаленно приближаясь к юаню, нужно делать то же, что делают страны, проводящие политику превращения своих валют в средство международных расчетов. Опыт КНР для России важнее опыта Австралии, уже осуществившей в 1990-2000-е гг. интернационализацию своей валюты, так как китайская экономика также проходит путь от закрытой плановой экономики к рыночной и является наиболее самодостаточной и независимой среди крупных развивающихся рынков. Именно КНР удалось довести долю национальной валюты в своем внешнеторговом обороте до более чем 20%, а в ближайшие годы благодаря стабильности юаня может получиться превратить его в международную резервную валюту, особенно для стран Юго-Восточной и Средней Азии, а в случае развития санкций против России - и для нас.

Расчеты в юанях во внешнеторговом обороте КНР (2014-2016 гг. - прогноз)

Объем расчетов в юанях (столбики - $ млрд, левая шкала), доля юаня в расчетах (кривая - %, правая шкала)

Источник: Народный банк Китая, Deutsche Bank

Чтобы сделать что-то подобное в рамках Таможенного союза (для начала), России потребуется как минимум взять на себя риски нестабильности валют Белоруссии и Казахстана, т. е. кредитовать их слабые банковские системы и не очень надежных заемщиков. Сегодня в России к этому явно никто не стремится, что видно по ничтожной доле оборота тенге или белорусского рубля на российском валютном рынке (в сотни раз меньше, чем обороты по доллару США и евро). Правда, оборот по юаню также составляет на нашем рынке десятые доли процента от оборота по доллару. Таким образом, нужно стимулировать использование этих валют правилами игры, выгодными для ее участников, тогда государство начнет понемногу вытеснять доллар и евро из внешней торговли.

Кроме того, думая о будущем российских финансов, нужно иметь в виду, что любой валютный союз возможен между странами (будь то Россия и Китай или Россия и страны Таможенного союза) при условии, что в союзе одна валюта будет главной (по размеру экономики и товарооборота, по стабильности к корзине доллар-евро, а значит, и по масштабам помощи союзникам). И если это союз России и ее соседей по СНГ, то рублю как главной валюте придется в определенный момент девальвироваться из-за падения, например, тенге. Но если этого риска не принимать, тот же Казахстан постепенно перестроит свою внешнюю торговлю на юань. А Белоруссия в случае возврата к рыночной экономике - на евро.

Автор - управляющий директор Arbat Capital

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать