Крупный бизнес начал борьбу с деофшоризацией

Члены РСПП просят смягчить закон Минфина о контролируемых иностранных лицах
Simon Dawson / Bloomberg

Компании-члены Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) совместно с экспертами подготовили свои замечания к законопроекту Минфина об иностранных контролируемых лицах (СFС) (есть у «Ведомостей»). Это пока не официальная позиция РСПП, а мнение членов союза, уточняет представитель РСПП.

Цель CFC - вернуть в бюджет налоги с доходов, которые аккумулируются в офшорных структурах, большая из часть из них - доходы, выведенные из самой России через различные схемы. Согласно закону, если российские резиденты (компании или граждане) копят в таких структурах или трастах доходы, не перечисляя ничего в Россию в виде дивидендов, они должны будут уплатить с этих денег российский налог (для юрлиц - 20%, для физлиц - НДФЛ в размере 13%). Правила CFC действуют в большинстве стран мира, но в некоторых странах они более жесткие, а в некоторых помягче. Минфин выбрал наиболее жесткий вариант, считают представители компаний: начиная с марта бизнес лоббирует смягчение законопроекта.

РСПП перечисляет все недостатки минфиновского закона. Во-первых, Минфин распространил закон CFC на все иностранные дочки российских компаний - не только на фиктивные, созданные для налоговых целей, но и на те, кто ведет реальный бизнес. Это ключевая позиция РСПП, объясняет участник обсуждений РСПП с Минфином: если в низконалоговой юрисдикции компания добывает нефть или покупает завод, то есть ведет активные операции, она не должна подпадать под те же ограничения, что и чисто офшорные структуры, создаваемые для «перекачки» денег.

«Дочки», ведущие реальный бизнес в низконалоговых юрисдикциях, есть у многих госкомпаний. У «Роснефти» - на Кипре, у «Газпрома» и РЖД - в Нидерландах. Такие «дочки» нужны не для ухода от налогов, а для реализации крупных проектов за рубежом совместно с иностранными партнерами, которым удобнее работать в этих странах, объяснял представитель «Газпрома».

Изначально в Минфине рассматривали более мягкий вариант: исключить из-под действия закона CFC подобные компании, распространить его только на структуры с пассивными доходами, рассказывали чиновники Минфина. Но в итоге различия решили не делать, иначе было бы очень сложно администрировать налог, объясняет чиновник: налоговикам было бы сложно отличить реальную компанию от фиктивной.

Во-вторых, Минфин установил слишком низкий порог владения: компания подпадает под правила CFC, если российский владелец имеет в ее капитале прямо или косвенно более 10%. «10% - этого недостаточно даже для получения всей необходимой для отчетности информации», - указывает участник обсуждений предложений РСПП. Международная практика мягче: в среднем порог владения - 50%, рассказывают налоговые юристы из компаний большой четверки.

Также согласно законопроекту под правила CFC подпадут не только структуры в офшорах, входящих в черный список Минфина, но и в низконалоговых юрисдикциях. Минфин хочет составить новый список специально для применения CFC, высока вероятность, что туда войдет Кипр и Люксембург, говорил «Ведомостям» замминистра финансов Сергей Шаталов. РСПП переживает: союз будет просить четко определить критерии отнесения к офшорам, рассказывает участник обсуждений в Минфине.

РСПП предлагает устранить неопределенность: если Минфин собирается включить новую страну в свой список, должен быть переходный период - не ранее чем через 12 месяцев после принятого решения и только с 1 января. РСПП не согласен и с предложением определять прибыль контролируемой иностранной компании в соответствии с нормами главы 25 Налогового кодекса. У компаний могут возникнуть проблемы с исполнением закона: в разных странах могут не совпадать отчетные периоды, отмечает участник обсуждений. Например, в США финансовый год длится с 1 октября по 30 сентября. Также и принципы учета и отчетности в юрисдикции, где зарегистрирована компания, также могут серьезно расходиться с российскими правилами, беспокоится РСПП.

Также союз промышленников и предпринимателей предлагает установить переходный период: в первые годы действий закона не взимать штрафы за его невыполнение (по аналогии с законом о трансфертном ценообразовании). Законопроект предусматривает драконовские штрафы: 20% от прибыли, а не от неуплаченного налога, как обычно. Наконец, крупный бизнес готов защитить от деофшоризации малый бизнес. Он предлагает Минфину сфокусироваться только на крупных: «не стоит “гоняться” за малыми - во многих странах есть пороговое значение годовой выручки, ниже которого правила КИК не применяются», говорится в предложениях РСПП.

В Минфине предложения РСПП уже обсуждались, было уже несколько встреч c РСПП и другими представителями бизнеса, рассказывают участники встреч. Минфин готов смягчить некоторые нормы в законе, знает федеральный чиновник, но не уточняет, какие именно. Основной вывод: CFC быть, но над списками и их формулировкой министерство еще поработает, технику закона улучшит, добавляет другой чиновник.

Идея с переходным периодом может не понравиться Федеральной налоговой службе (ФНС). Глобальная борьба с офшорами не может быть эффективна именно потому, что она осуществляется в сжатые сроки, объяснял чиновник ФНС: регулирование меняется очень быстро, бизнес не успеет быстро перестроиться и поменять свои схемы.

Минфин специально сделал законопроект CFC довольно жестким, это тактика в переговорах, объясняет федеральный чиновник: сначала выставить максимально тяжелые условия, а потом их смягчить - тогда даже ужесточение бизнес будет воспринимать как уступку. С другой стороны, министерство действительно хочет установить контроль за всеми офшорными активами: нужен низкий порог владения и распространение закона на низконалоговые юрисдикции, только это обеспечит широкий охват закона, подчеркивал чиновник Минфина. Можно сделать закон беззубым, но тогда кампания по деофшоризации не принесет никакого эффекта, объяснял другой чиновник. Более жесткий вариант выбрал Силуанов, говорят собеседники газеты.

За два года за счет повышения качества администрирования ФНС должна собрать дополнительные 400 млрд руб. для бюджета. Но Шаталов в интервью «Ведомостям» в январе призывал не преувеличивать эффект деофшоризации: «Значительных сумм, особенно в ближайшее время, не будет».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать