Минэкономразвития: Антиофшорный законопроект Минфина ухудшит инвестклимат

Минфин не согласен, серьезно менять закон не планирует

На заседании «открытого правительства» обсуждалась последняя, майская версия мартовского законопроекта Минфина об иностранных контролируемых лицах (CFC). С критикой выступили врио начальника департамента инвестиционной политики Минэкономразвития Бэлла Панина и представители бизнеса.

Во-первых, под новый налог подпадают не только компании-пустышки с пассивными доходами (дивиденды и проценты), но и реально работающие, с активными доходами. В майской версии закона Минфин разрешил уменьшать активные доходы на инвестиционные расходы (надо вести раздельный учет двух типов доходов). Нужно полностью освободить активные доходы, большинство стран так делает, настаивала Панина, иначе российский бизнес проиграет конкуренцию. Облагать надо только пассивные доходы, выведенные из России, и не трогать иностранные, согласны представители бизнеса.

Во-вторых, контролируемой считается компания, где у российского владельца больше 10%, а если доля больше 1%, надо уведомить ФНС. 10% - мало, нельзя существенно влиять на дивидендную политику, считает Панина, нельзя заставить вести раздельный учет доходов.

В-третьих, Минфин освободит от налога только компании из списка ФНС стран, обменивающихся налоговой информацией с Россией, эффективная ставка налога на прибыль не должна быть меньше 75% российской (т. е. не ниже 15%). Значит, закон коснется компаний не только в офшорах, знает партнер PwC Екатерина Лазорина: ставка ниже 15% будет при получении дивидендов и доходов от продажи акций в Люксембурге, Голландии, Австрии, Швейцарии и проч., где есть льготы для стратегических инвесторов.

Минэкономразвития предлагает снизить порог эффективной ставки до 50% (налог на прибыль - не ниже 10%), говорит Панина. Тогда под закон не подпадает Кипр(ставка - 12,5%), но не кипрские холдинги: из-за льгот их эффективная ставка равна нулю, платить налог придется, отмечает Лазорина.

На критику ответил замминистра финансов Сергей Шаталов. Один тезис он готов обсуждать: эффективная ставка не менее 75% - честная, но это дискуссионный вопрос. 10% - достаточная доля, продолжал замминистра: владелец такого пакета, как правило, контролирует компанию, если он не единственный крупный акционер, то это обычно группа лиц, знакомых друг с другом. Налог на активные доходы не подорвет зарубежную активность бизнеса, уверен он: «Налог платится только с cash-flow от активных операций, за вычетом всех иностранных налогов и капитальных расходов - какая причина не распределять остаток в виде дивидендов?» А инвестиционные вычеты как раз и создают стимулы для инвестиций за рубежом, заключил Шаталов. У варианта много недостатков, считает Лазорина: нельзя, например, сальдировать результат пассивных и активных доходов.

Минфин согласен на уступки: возможны переходные положения для пороговых значений и штрафов; из-под налога могут быть выведены бумажные доходы от переоценки и закольцованные структуры получения дивидендов - это можно обсуждать, полагает Шаталов.

Правки могут быть внесены и во вторую часть закона - о налоговом резидентстве. Бизнес считает, что критерии, по которым управление компанией относится к России, слишком размыты - Шаталов согласился их устрожить.

Минфин готов отодвинуть срок внесения законопроекта в Думу на конец года, хотя президент и поручал принять его к 1 июля. РСПП уже отправил письмо в администрацию президента, рассказал член РСПП, в Кремле обещали похлопотать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать