Финансы
Бесплатный
Русс Кестерих

Почему геополитика сегодня так мало волнует инвесторов

Этот год примечателен очевидным разрывом связи между геополитической напряженностью и динамикой рынков

«Все спокойно, слишком спокойно», - до прошлой недели так можно было описать обстановку на рынках.

Этот год примечателен очевидным разрывом связи между геополитической напряженностью и динамикой рынков.

Мы были свидетелями гражданского противостояния на Украине и частичного разделения страны, переворота в Таиланде, беспорядков в Египте и Сирии и эскалации насилия в Ираке. И при всем при этом фондовые рынки устойчиво росли до рекордных значений, а волатильность снизилась до минимального уровня за семь лет.

Сейчас перед инвесторами стоит важный вопрос: почему волатильность в этом году такая низкая? И, возможно, еще более важный: может ли этот период тишины и спокойствия продолжаться и дальше?

В большинстве своем беспорядки в разных уголках мира в этом году не были напрямую связаны с перспективами роста экономики или прибылей в краткосрочной перспективе, поэтому они не должны особо влиять на мировую экономику. В этом смысле очевидное несоответствие между первополосными новостями и ситуацией на Уолл-стрит нельзя считать иррациональным, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Тем не менее, в прошлом военный переворот в развивающейся стране или угроза возобновления холодной войны все-таки порой заставляли инвесторов беспокоиться о возможном «эффекте домино». Почему же сейчас дела обстоят другим образом?

Ультрамягкая денежная политика в действии

Простой ответ заключается в том, что нынешняя ситуация - побочный эффект политики центральных банков. Волатильность финансовых рынков в основном определяется кредитными циклами. Когда условия кредитования мягкие, т. е. кредиты доступны и дешевы, рыночная волатильность обычно ниже.

Эта взаимосвязь очевидна, если сравнить волатильность рынка акций с показателем, характеризующим ситуацию на кредитном рынке, таким как спрэды высокодоходных облигаций. В прошлом корреляция между этим двумя показателями составляла около 80%.

Сегодня краткосрочные процентные ставки по-прежнему близки к нулю, реальные краткосрочные ставки отрицательные, а компании купаются в деньгах. Другими словами, кредитные условия настолько необременительные, насколько только можно себе представить: об этом свидетельствуют узкие спрэды между доходностями высокодоходных и казначейских облигаций, находящиеся сейчас на семилетнем минимуме и составляющие около 350 базисных пунктов. При столь благоприятной кредитной ситуации и волатильность должна быть низкой.

Конечно, значение имеют и другие факторы. В последние годы инвесторам стало так уютно под теплым одеялом, которым их укутали центральные банки, без устали наполняющие финансовую систему ликвидностью, что они привыкли при всяком удобном случае выкупать акции при падении. В результате, усиление волатильности в связи с каким-нибудь новым геополитическим событием каждый раз оказывалось кратковременным. Также котировки акции поддерживались благодаря устойчивому потоку слияний и поглощений.

Но, несмотря на все это, разница между тем, где волатильность должна быть, и тем, где она на самом деле, весьма велика. Даже с поправкой на необычайно узкие кредитные спрэды, волатильность должна быть на уровне 15-19 пунктов по индексу VIX, а не чуть выше 10 пунктов, как сейчас.

Последние значения волатильности находятся в нижнем центиле (т. е. нижнем 1%) уровней за период с 1990 г. Другими словами, она выглядит слишком низкой даже с учетом невероятно благоприятной кредитной ситуации. Это особенно хорошо заметно по реакции инвесторов, которые до прошлой недели игнорировали рост геополитических рисков.

Между тем недавняя эскалация насилия в Ираке и на Украине подняла ставки. Беспорядки в обоих регионах потенциально могут вызвать резкий рост цен на нефть, что станет настоящей проблемой для еще не окрепшей мировой экономики.

Повышение процентных ставок

Действия Федеральной резервной системы США в ближайшие месяцы тоже могут повлиять на волатильность рынков. Если мы увидим дальнейшее восстановление американской экономики, ФРС может начать повышать краткосрочные процентные ставки. Хорошие результаты июньского отчета о состоянии рынка труда стали еще одним свидетельством того, что замедление темпов экономического роста в начале года было вызвано экстремальными погодными условиями.

Если повышение ставок произойдет раньше, чем ожидают инвесторы, это может повлиять на волатильность. Небольшое ужесточение денежной политики слегка ухудшает кредитную ситуацию, что в прошлом обычно ассоциировалось со скачком волатильности.

Тем не менее при прочих равных условиях фондовые рынки могут продолжить рост в этом году. После сильного роста акции уже оценены в полной мере, однако нехватка привлекательных альтернатив (облигации дороги, а денежные средства не приносят дохода) и медленное, но устойчивое восстановление экономики могут поддержать дальнейший умеренный рост котировок. Но рост этот, вероятно, будет сопровождаться большей волатильностью.

Самым значительным риском по-прежнему остается самоуспокоение, ведь плохие новости мало заложены в цены. Возможно, инвесторы захотят подумать о мерах, которые могут помочь защитить их от усиления волатильности, если (или когда) оно снова произойдет.

Как знает каждый студент по клише из американских фильмов, когда герой говорит «все спокойно, слишком спокойно», должно произойти что-то плохое. Невозможно предсказать, когда в следующий раз случится что-то плохое, но вряд ли фортуна еще долго будет нам улыбаться. Инвесторам стоит подумать, как уже сейчас подготовиться к переменам.

Автор - главный стратег по инвестициям на глобальных рынках BlackRock

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more