Какие экономические проблемы ждут Шотландию в случае обретения независимости

Финансовая нестабильность, проблемы с бюджетом и госдолгом, зависимость от нефтяных доходов - таковы самые насущные вопросы, которые придется решать Эдинбургу
Matt Dunham / AP

Мало кто в ходе нынешней кампании, которая должна определить, станет ли Шотландия независимым государством после более чем 300-летнего союза с Англией, утверждал, что она не сможет самостоятельно существовать в долгосрочной перспективе. Однако победа сторонников самостоятельности может положить начало длительному периоду экономической неопределенности.

Выход из состава Соединенного Королевства даст шотландскому правительству больше возможностей по борьбе с бедностью и экономическим неравенством, настаивают сторонники независимости. Однако им придется столкнуться с двумя серьезными проблемами, которые существенно ограничат их возможности, - в области государственных финансов и банковском секторе.

По оценке Ангуса Армстронга и Моник Эбель из Национального института социально-экономических исследований, частного аналитического центра, Шотландия столкнется с двойным дефицитом: бюджетным и счета текущих операций, оба - в размере около 6% ВВП. В опубликованном во вторник докладе исследователи утверждают (и аналогичного мнения придерживаются многие другие экономисты), что в первые годы независимости Шотландии придется проводить более жесткую бюджетную политику, чем при нахождении в составе Соединенного Королевства. Кроме того, состояние экономики будет менее стабильным, потому что она и бюджетные доходы будут в гораздо большей степени зависеть от нефтедобычи. В случае снижения нефтяных доходов и учитывая стареющее население, «ситуация с государственными финансами в независимой Шотландии будет гораздо хуже, чем при ее нахождении в составе Соединенного Королевства», говорится в докладе Института фискальных исследований, независимого лондонского аналитического центра.

Еще один удар экономика может получить от банковского сектора в результате перетока средств с депозитов в Англию - из-за неопределенности с будущей шотландской валютой, считают многие экономисты. Сторонники независимости не согласны с этим. «В течение жизни последнего поколения темпы экономического роста в похожих на Шотландию странах были выше благодаря тому обстоятельству, что они были независимы и могли предпринимать правильные меры в интересах нации и экономики», - говорится в документе шотландского правительства в поддержку независимости.

При этом сторонники независимости хотят сохранения валютного союза с Великобританией; это позволило бы частично снять беспокойство относительно оттока депозитов. Однако все три основные политические партии Великобритании исключили такой вариант, так как это сильно повышает риски для остальных регионов Соединенного Королевства. Например, в случае краха крупного шотландского банка спасать его придется Банку Англии, тогда как в случае кризиса в английском банке никакой помощи от Шотландии ждать не приходится.

Валютный союз будет «слегка негативно» влиять на кредитный рейтинг Соединенного Королевства, считает агентство Moody's Investors Service. Однако нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц называет нынешнюю позицию Лондона блефом; по его мнению, тот согласится на валютный союз, потому что существование по соседству сильной экономики выгодно Соединенному Королевству.

Примеры других валютных союзов не дают ответа на вопрос, как может развиваться ситуация в данном случае. После обретения независимости в начале 1920-х гг. Ирландия использовала британский фунт стерлингов, а в 1928 г. привязала собственную валюту к курсу британской, и этот режим действовал до 1979 г. А, например, валютный союз после разделения Чехии и Словакии в 1993 г. просуществовал лишь 38 дней.

Валютный союз «несовместим с суверенитетом», поскольку Шотландии придется следовать жестким британским нормам в таких сферах, как банки, налоги и госрасходы, заявил на прошлой неделе председатель Банка Англии Марк Карни. При сохранении валютного союза Шотландии также придется принять на себя часть государственного долга. Если рассчитывать его по отношению к ВВП, доля Шотландии окажется весьма значительной - около 84% ВВП, отмечает Пол Донован, экономист UBS Global Research. Этот показатель даже может оказаться выше, если, как ожидает Донован, шотландский ВВП сократится в результате ухода в Англию значительной части финансового сектора или кредитного кризиса. В пример он приводит канадскую провинцию Квебек, где отток вкладов накануне референдума о независимости в 1995 г. вогнал местную экономику в депрессию.

Кроме того, Шотландия окажется новым игроком на рынке госдолга, поэтому инвесторы готовы будут одалживать ей деньги по более высоким ставкам. По оценке Армстронга и Эбель, доходность ее 10-летних облигаций может превышать доходность британских на 0,72-1,65 процентного пункта. Одно только это может увеличить обслуживание госдолга на 1,7 млрд фунтов ($2,8 млрд) в год; эта сумма сопоставима с бюджетами всех шотландских университетов и колледжей. Более высокие платежи по процентам - это «деньги, которые Шотландия может потратить на другие нужды», отмечает Эбель.

Первый министр Шотландии Алекс Салмонд, возглавляющий кампанию за независимость, ранее заявлял, что Шотландия откажется принимать на себя часть британского госдолга, если Лондон не согласится на валютный союз, и что она в любом случае будет использовать фунт стерлингов. Последнее возможно, однако в этом случае возможности Шотландии по предоставлению ликвидности своим банкам будут ограничены. У привязки собственной валюты к британскому фунту (стерлингизации) - такие же минусы. В обоих случаях Шотландии придется привлечь существенные деньги, чтобы убедить участников рынков, что у нее достаточно средств для обеспечения стабильности своей валюты и банковской системы.

По оценке Донована, в случае стерлингизации Шотландии придется быстро привлечь на долговом рынке сумму, равную по меньшей мере 41% ее ВВП (более 50 млрд фунтов), а привязка шотландской валюты к британскому фунту потребует аналогичной операции на 75 млрд фунтов (58% ВВП). При этом, если Шотландия откажется принять на себя часть британского долга, привлечь такие суммы ей будет особенно затруднительно, так как стоимость заимствования для нее сильно вырастет.

Последняя возможность - плавающий курс собственной валюты. По мнению Армстронга и Эбель, это наиболее предпочтительный вариант для независимой Шотландии, он также может стать предпосылкой к дальнейшему переходу на евро. Для этого Шотландии понадобится создать свой центральный банк, однако необходимый объем валютных резервов будет меньше. Отрицательное последствие такого выбора в том, что плавающий валютный курс в нефтезависимой экономике повышает риски нестабильности и может подорвать международную торговлю. Краткосрочные риски в такой ситуации возрастают, повышая шансы на отток депозитов и уход финансовых институтов, хотя в долгосрочной перспективе это наиболее разумный выбор, считают экономисты.

Перевел Михаил Оверченко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать