К каким политическим последствиям приведет снижение цены на нефть

Длительное сохранение цены Brent ниже $100 за баррель способно определить политику далеко за пределами самого нефтяного сектора

Менее чем за три месяца нефть марки Brent подешевела на 15%, и теперь ее цена находится ниже психологически важного уровня $100 за баррель. Это начинает приводить к политическим последствиям.

Добывающие и экспортирующие нефть страны привыкли полагаться на то, что цены на нее высоки и, в идеале, растут. Некоторые откладывают часть нефтяных доходов на черный день, но большинство (особенно те, где население увеличивается) их тратят. Обстоятельства в разных странах различаются, как и их способность корректировать свою политику при изменении цен, но складывающаяся ситуация определит политику далеко за пределами самого нефтяного сектора. Рассмотрим четыре примера.

Иран

Введенные против него санкции привели к ограничению, но не полному прекращению экспорта нефти. Иран продолжает продавать нефть азиатским странам, правда, со скидками. Поэтому любое снижение цены на нефть - плохая новость для режима в Тегеране. Экономика Ирана и так ослабла, а сокращение доходов угрожает способности властей сохранить хрупкую коалицию. Сохранение режима - главная цель, в том числе и для консерваторов, окружающих духовного лидера Ирана аятолла Али Хаменеи. Дискуссии по ядерной программе Ирана продолжались все лето и были продлены на четыре месяца - интересно, что это оказалось выгодно всем участникам. А теперь угрозы со стороны боевиков «Исламского государства» привели к возникновению у США и Ирана общих интересов, чего раньше не было. Если цены на нефть останутся низкими, есть все шансы, что соглашение по ядерной программе Ирана будет достигнуто к концу года.

Россия

Почти 15 лет высокие цены на нефть поддерживали власть Владимира Путина. Россия не использовала нефтяные доходы для модернизации экономики, поэтому остается сырьевой державой, зависящей от экспорта углеводородов. Но теперь Путин столкнулся с одновременным снижением цен на нефть и на газ. Газовые соглашения с Китаем еще не скоро начнут приносить какой-либо доход. России придется затянуть пояс, и низкие цены (вкупе с санкциями, последствия которых становятся все более очевидны для бизнес-элиты, от чьей поддержки зависит Путин) повышают вероятность того, что эскалации конфликта на Украине не произойдет. Этот спор еще не окончен, но издержки от прямой конфронтации и еще более жестких санкций на данный момент слишком для России высоки. Поэтому наиболее вероятным вариантом станет замораживание конфликта.

Шотландия

В Шотландии снижение цен на нефть едва ли заметили из-за шумихи, связанной с референдумом, однако последствия этого явления могут оказаться для нее весьма тяжелыми. Залежи нефти в Северном море, которые еще можно разработать, невелики, и для стимулирования работ необходимы как реорганизация регулирования энергетического сектора, так и высокие цены на нефть. При низких ценах ждать увеличения инвестиций не приходится. Министерство финансов в Лондоне, пересматривающее сейчас налоговый режим, уже этой осенью может предложить облегчить его. Снижение налогов уменьшит поступления в бюджет. И не важно, каким оказался результат референдума (даже в случае обретения независимости Шотландии вряд ли бы удалось реализовать мечты о создании нефтяного фонда в норвежском стиле), главный вопрос в том, как быстро будет сокращаться нефтедобыча в Северном море.

Саудовская Аравия

С учетом роста спроса на нефть на внутреннем рынке и бесконечных призывов поддержать своих союзников на Ближнем Востоке саудовскому королевству необходимы высокие и стабильные доходы от экспорта нефти. Но времена сверхдоходов давно прошли, поэтому снижение цен на нефть в последнее время должно было бы подтолкнуть Саудовскую Аравию (и другие страны) к увеличению добычи с целью поддержания поступлений от нефти на прежнем уровне. Но при избытке предложения есть риск, что дальнейшее увеличение добычи только усилит понижательное давление на цены и заставит их опуститься еще ниже. Пройдет немного времени, и начнут раздаваться призывы провести экстренное заседание стран ОПЕК, а Саудовскую Аравию будут просить снизить добычу, чтобы поддержать цены. С ограниченным пространством для маневра и очень небольшим числом других стран, способных разделить бремя по сокращению добычи и доходов с целью балансировки рынка (скажем, на уровне около $100 за баррель), решение может оказаться гораздо сложнее, чем многие могут представить. А если Иран возобновить нефтедобычу в полном объеме, это еще больше осложнит ситуацию.

Конечно, если цены на нефть будут снижаться достаточно сильно и долго, негативное воздействие от этого на инвестиции и будущую добычу снова приведет к повышению цен. Так выглядит цикл на нефтяном рынке. Но длительность этого цикла велика. После сокращения капиталовложений у компаний будут все стимулы активно продолжать добычу. Правительства же, которые ориентируются на краткосрочную перспективу, понесут немедленные и неизбежные потери.

Автор - обозреватель Financial Times

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать