Финансы
Бесплатный
Дарья Борисяк
Статья опубликована в № 3705 от 28.10.2014 под заголовком: У Центробанка все меньше сомнений

Как Центробанк борется с теневым оборотом денег

За последний год ЦБ и Росфинмониторинг вывели с банковского поля основных игроков, оказывавших услуги теневому сектору: рынок услуг по обналичиванию сжался, а цены выросли
Центробанк давит рынок обналичивания всеми доступными средствами
Е. Разумный / Ведомости
Не задушили. Юрий Чиханчин

руководитель Росфинмониторинга. «Яркий пример - те же самые теневые площадки: дагестанская, самарская и проч. Благодаря нашей общей информации Центральный банк их закрыл, но удивительно, что теневой сектор от этого не пострадал. Он просто переместился в другие регионы, ушел на более мелкие площадки». «И если мы не доберемся до них, то так мы будем бить по хвостам - сажать каких-то менеджеров, небольших хозяев каких-то компаний, а все остается в том же русле». ИТАР-ТАСС, 23 сентября 2014 г.

Серая масса

40. процентов денежной массы в России находится в теневом обороте, утверждает Чиханчин, среднемировой уровень - около 20%. По его словам, региональные теневые площадки во многом зависят от бюджетных средств: около 20% от поступлений этих средств попадает в теневой оборот.

Центробанк прошел значительную часть пути по отзыву лицензий у банков, в которых произошла утрата активов по неэкономическим причинам, заявила в середине октября председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Но регулятор продолжает осуществлять мониторинг ситуации и работает не только через отзыв лицензии, заверила она, добавив, что ЦБ ведет работу с кредитными организациями, чтобы те оперативно устраняли выявленные нарушения.

Неприятный масштаб

Количественные потери банковского рынка от расчистки ЦБ в этом году велики: регулятор активно отзывал лицензии не только у банков, потерявших ликвидность и ставших неустойчивыми, но и у тех, что были вовлечены в проведение сомнительных операций. И если в 2013 г. ЦБ отозвал лицензии у 31 банка и из них лишь у семи - за нарушение антиотмывочного закона (в 2012 г. 21 и 1 соответственно), то за неполные 10 месяцев этого года с рынка были выведены 68 банков, из них 27 проводили сомнительные операции.

Самым громким фигурантом зачистки «сомнительных» банков стал Мастер-банк, лишившийся лицензии в ноябре прошлого года. Тогда первый зампред ЦБ Алексей Симановский рассказывал, что в сомнительные операции банк был вовлечен минимум 10 лет, а масштабы его теневой деятельности «неприятно поражают». Объем сомнительных операций зампред ЦБ Михаил Сухов тогда оценивал в 200 млрд руб.

Это чуть меньше трети от всего размера так называемой «молдавской схемы транзита» по выводу средств из России (около 696 млрд руб.), о которой стало известно этой осенью. Деньги с помощью сфальсифицированных решений молдавских судов выводились в течение четырех лет - с марта 2011 г. по апрель 2014 г. В схеме участвовал 21 российский банк, у некоторых ЦБ за это время уже успел отозвать лицензии - например, у Русского земельного банка (РЗБ) и банка «Западный», имевших незадолго до отзыва среди своих акционеров бизнесмена и владельца компании «Строительное управление - 888» Александра Григорьева. Он, как считают Федеральная служба по финансовому мониторингу Молдавии и служба по предупреждению и борьбе с отмыванием денег Национального центра по борьбе с коррупцией Молдавии, также замешан в «молдавской схеме»: в письмах в российское МВД ведомства указывали, что две офшорные компании, использующиеся для перечисления средств в этой схеме, переводили на счета Григорьева $20,6 млн и 0,75 млн евро, а он перевел $18,3 млн и 2,2 млн евро на свои счета в банки Монако.

Один из знакомых Григорьева говорит, что он был с весны этого года одним из действительных владельцев ростовского банка «Донинвест», у которого ЦБ отозвал лицензию в октябре - также за проведение сомнительных операций. При встрече с корреспондентом «Ведомостей» Григорьев отрицал причастность к «молдавской схеме», уверяя, что деньги от компаний были получены за продажу недвижимости. Отрицал он и какую бы то ни было связь с «Донинвестом». Предправления банка Алла Калитванская также это опровергла, сообщив, что акционерами «Донинвеста» были люди, указанные на сайте ЦБ.

В сентябре за проведение сомнительных операций ЦБ лишил лицензии «Банк24.ру», его не спасло даже то, что в 2008 г. государство выделяло на его санацию 5 млрд руб. «Банк был технологичным и удобным, но, к сожалению, собрал на себя все плохое с рынка - с внутренним контролем у банка были серьезные проблемы, а возможность снимать большие объемы наличных в банкоматах и интернет-банкинг привели к тому, что банк использовали недобросовестные компании», - говорит один из контрагентов банка. Другой добавляет, что ставил в своем банке клиентские платежи в пользу «Банк24.ру» на особый контроль.

Братский обнал

Осенью 2013 г., после того как регулятор обратил внимание банков на схемы фиктивного импорта, используемые компаниями, работающими с Казахстаном и Белоруссией (через эти страны могло быть выведено $10 млрд и $15 млрд соответственно), ЦБ ввел планки по сомнительным операциям: их объем не должен был превышать 5 млрд руб. в квартал или 5% от оборотов по счетам клиентов. В этом году ЦБ снизил лимиты до 3 млрд руб. или 3%. Недавно регулятор вновь напомнил банкам о Казахстане: рекомендовал им запрашивать документы - заявления о ввозе товара с отметками налогового органа о его принятии, а также бумаги, подтверждающие фактическую уплату косвенных налогов с импортированных товаров. Схему, попавшую под пристальное внимание ЦБ, регулятор описывать не стал.

В основном регулятор отслеживает три вида операций - с наличными, транзитные и операции, связанные с ведением внешнеэкономической деятельности, рассказывает один из банкиров. Так, регулятор проверяет компании - клиентов банка, которые активно пользуются снятием наличных, но при этом не ведут никакой реальной экономической деятельности, не имеют сотрудников, договоров аренды, а в качестве гендиректора указывают лицо, являющееся руководителем еще десятка-другого компаний. По транзитным операциям регулятор отсеивает компании, у которых большие обороты по счетам в банке, но при этом компания почти не платит налоги или платит несоизмеримо мало, продолжает он. При ведении внешнеторговой деятельности ЦБ проверяет, за что российская компания предоставляет авансы и предоплаты - «раньше была распространена, например, схема по оплате якобы консультационных услуг». У банка тем не менее всегда есть возможность доказать ЦБ, что операции, проведенные его клиентом, имели реальное экономическое обоснование.

В этом году на банки посыпались новые виды предписаний, которые должны были снизить объем сомнительных операций в банках. Так, ЦБ ограничивал безналичные и наличные платежи, проводимые клиентами-юрлицами, часто такие предписания ограничивают оборот безналичной валюты по ностро-счетам, т. е. исходящим платежам. «У нас было такое предписание по исходящим валютным платежам», - признается один из банкиров. Он считает, что регулятор вводил такое ограничение для снижения объема сомнительных операций по фиктивному импорту. Такие предписания сильно ограничивают работу банкам, заключают сразу несколько собеседников «Ведомостей».

Отмывать уже нечего

Определенных успехов в борьбе с отмывом и выводом ЦБ добился. Объемы средств, выводимых недобросовестными компаниями за рубеж по так называемым «белорусско-казахстанским схемам», резко сократились, говорит представитель регулятора. Если в 2013 г. объем таких операций составлял около $22 млрд, то в январе - августе этого года - порядка $100 млн. Регулятор выявляет признаки схемы, признает представитель ЦБ. Решение по введению планки для сомнительных операций способствовало как сокращению в текущем году объемов сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж либо их обналичиванию через банковский сектор, так и снижению числа банков, вовлеченных в проведение таких операций, говорит представитель ЦБ. Все это привело к минимизации использования «белорусско-казахстанских схем», схем оплаты якобы ввезенных в страну товаров, для подтверждения ввоза которых клиентами представлялись в кредитные организации фиктивные таможенные декларации, схем вывода денежных средств за рубеж через факторинговые сделки с товарами. Резко сокращены объемы обналичивания через счета физических лиц, заключает он.

«Мы отмечаем, что в последние год-полтора имеет место существенное снижение сомнительных операций - по некоторым направлениям снижение в 10 раз», - говорит замдиректора Росфинмониторинга Павел Ливадный.

Банкиры же говорят о том, что рынок обналички и услуг по выводу сжимается. Он существовал почти два десятилетия, рассказывает один из банкиров, но сейчас он стремительно сдувается из-за усиленного надзора со стороны ЦБ и отзыва лицензий у игроков, занимающихся этим бизнесом.

В 1993-1994 гг. у экономики была потребность в таком рынке - был спрос, появлялось предложение, причем очень выгодное, вспоминает он: обналичка стоила 0,2%, да и понимания того, что это «совсем незаконно», ни у кого не было - обычная операция, решающая вопросы бизнеса. Рынок таких банковских услуг активно рос и развивался - крупные компании были заинтересованы в доступности и относительной дешевизне теневых операций - «в стране были деньги, которые еще можно было куда-то выводить», рассказывает банкир. Сейчас же пришло понимание того, что ресурс стал ограниченным и позволять выводить средства из страны дальше - это все равно что государство будет играть против самого себя, считает он: «Рынок решили свернуть - он больше не нужен».

Росфинмониторинг вместе с ЦБ в этом году ликвидировал несколько крупных теневых банковских площадок, говорил руководитель ведомства Юрий Чиханчин. «Дагестанская, самарская площадки - их сегодня уже нет», - сообщил он, добавив, что остались мелкие региональные банки, работающие с теневым сектором (см. врез).

ЦБ действительно взялся за ликвидацию этого рынка, солидарен другой банкир, регулятор стремительно отзывает лицензии за нарушение антиотмывочного закона, причем под чистку попали не только те, кто занимался этим как одним из видов бизнеса. Банки, клиенты которых проводят какие-либо сомнительные операции, попадают под пристальное внимание регулятора, говорит он, даже если это не массово.

Но игроки, оказывающие подобные услуги, все еще есть. Свои риски они закладывают в стоимость, единодушны банкиры. Цены на наличные за это лето заметно выросли, сейчас просят 5-6%, знает один из собеседников «Ведомостей».

«Локализованных очагов с налаженной цепочкой отмывания на территории России, по нашим оценкам, нет, соответственно, расходы у организаторов и заказчиков таких операций возросли», - признает Ливадный. Другой банкир говорит, что есть тенденция по смещению этого рынка: банки в этом плане зарегулировали, но есть еще страховые компании, надзор за которыми пока не такой строгий. «Страховщики знают, как с помощью страховых выплат оказывать услуги по обналичиванию», - заключает он.

«Мы опасаемся, что после массовых отзывов лицензий у банков, которые были известны на рынке своими «услугами» по отмыванию теневых доходов, их клиентская база пойдет в крупные банки, попытается проводить свои операции через них, а крупным банкам в силу большего потока операций сложнее отследить такие транзакции», - говорит Ливадный. Госбанки и крупные частные банки действительно очень удобны для проведения нелегальных операций, считают три банкира, за масштабами их бизнеса эти операции остаются незамеченными.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more