Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3724 от 26.11.2014 под заголовком: Политическая стагнация России

S&P: к концу 2014 года Россия войдет в техническую рецессию

К концу 2014 г. Россия войдет в техническую рецессию, прогнозирует Standard & Poor's. Дальнейшая стагнация экономики может стать продолжительной из-за роста вмешательства в нее государства
Россия движется в сторону рецессии
А. Астахова / Ведомости

По итогам III квартала российская экономика сократилась на 0,5% к предыдущему кварталу, подсчитали в Standard & Poor's (S&P), исходя из данных Росстата. В IV квартале сокращение будет более глубоким, ожидают в агентстве. Два поквартальных снижения ВВП подряд - это техническая рецессия: к концу 2014 г. Россия в нее войдет, заявила ведущий экономист S&P Татьяна Лысенко на конференции агентства.

В годовом сравнении рост экономики в 2014 г. удержится едва выше нуля - на 0,3%, прогнозирует Лысенко. В 2015 г. Россия также избежит спада, надеется Лысенко: «В среднем рост в 2014-2015 гг. будет на уровне 0,5%». Цены на нефть восстановятся - до $90/барр. в среднем за год, курс рубля стабилизируется, дополнительных санкций не будет - все это вместе снизит неопределенность ситуации и разморозит инвестиционную активность, надеется Лысенко. По крайней мере, вырастут инвестиции за счет государства - с участием средств фонда национального благосостояния - и госкомпаний: только инвестиции «Газпрома» в «Силу Сибири» составят 0,5% ВВП, подсчитала она. Рост госинвестиций и поддержит экономику.

В случае дальнейшей эскалации конфликта вокруг Украины и новых финансовых санкций в отношении России рецессия в 2015 г. неизбежна, но это не основной сценарий, считает Лысенко.

По оценкам Минэкономразвития, поквартальные темпы экономики во II и III кварталах были нулевыми, говорит директор департамента Олег Засов: близко к рецессии. Министерство пересматривает прогноз, рост экономики в 2014 г. может быть выше прогнозируемого (0,5%), в 2015 г. - ниже (1,2%), говорил министр Алексей Улюкаев. С учетом статпогрешности почти в 3 процентных пункта обсуждать текущие цифры вообще бессмысленно, к тому же грядущий пересмотр Росстатом базового года (года, в ценах которого рассчитывается темп ВВП, - сейчас это 2008 г.) может привести к пересмотру всей предыдущей динамики, полагает главный экономист «Сбербанк CIB» Евгений Гавриленков.

Уже введенные санкции останутся, доступ к внешнему финансированию для российских компаний и банков останется фактически закрытым либо очень дорогим, считает директор корпоративных рейтингов S&P Александр Грязнов: даже с не вошедшими в санкционный список компаниями многие не хотят иметь дела. Однако на кредитное качество большинства компаний санкции не повлияли, считают в S&P: ликвидность 80% компаний оценивается агентством как адекватная, и проблем с выплатой $65 млрд внешнего долга в 2015 г. не возникнет и без доступа на внешний рынок, а если что, поможет государство - как напрямую, так и через банки. В приросте пассивов банковской системы за январь - сентябрь средства ЦБ и Минфина достигли почти 60% против около 25% в 2013 г. Средства компаний в приросте активов - более двух третей против около 40% годом ранее. Переориентация компаний на внутреннее кредитование - это для банков большой плюс, говорит вице-президент Промсвязьбанка Владислав Хохлов: «Возник спрос со стороны заемщиков хорошего качества, готовых платить большую, чем 2-3 года назад, цену; у нас за девять месяцев кредитный портфель вырос на 30% - такого не было никогда, впервые [среди заемщиков] появились голубые фишки». Но для инвестиций и в целом экономики удорожание кредитных ресурсов - это, конечно, минус, замечает Хохлов.

Санкции в отношении нефтегазового сектора также пока не оказывают большого влияния на отрасль, продолжает Грязнов: ограничения на передачу технологий касаются только узкого перечня проектов. Ухудшение экономической ситуации и удорожание ресурсов заставит многие компании снижать капитальные затраты, а в крупных инвестпроектах - рассчитывать на государство, заключает он.

Главным негативным влиянием санкций может стать реакция на них самого государства, считают в S&P. Экономика и до внешнего конфликта затормозила в силу структурных причин: завершился период роста цен на нефть, обеспечивавший рост доходов и внутреннего спроса; нет свободных мощностей; сокращается рабочая сила. Но даже при влиянии всех этих факторов экономика могла бы расти на 2,5% в год, считает Лысенко, остальной «вычет» из роста ВВП обеспечила низкая производительность, а она низкая из-за чрезмерного участия государства в экономике и неблагоприятного бизнес-климата, тормозящих инновации и снижающих конкуренцию. «Есть опасения, что текущий кризис отвлечет от реформ, которые проводились, а участие государства в экономике может только усилиться», - полагает Лысенко: стагнация в России может быть продолжительной.

На суверенный рейтинг это пока никак не влияет, заверил старший директор суверенных рейтингов S&P Кристиан Эстерс, он будет стабилен даже в случае рецессии и при дальнейшем снижении цен на нефть. На рейтинг может повлиять реакция государства на эти события, если она приведет к ухудшению чистой внешней позиции России, росту чистого госдолга, снижению гибкости валютного курса и монетарной политики, перечислил он. Самое слабое место России - государственные и политические институты, заключил Эстерс. S&P в апреле понизило рейтинг России на ступень до ВВВ- с прогнозом «негативный». Рынок оценивает стоимость российского госдолга консервативнее - по уровню от ВВ- до ВВ+, сравнил Эстерс.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать