Причин для восстановления цены на нефть нет

Ожидать заметного ускорения восстановления мировой экономики пока не приходится, считают участники форума "Ведомостей"
Essam Al-Sudani / Reuters

Ожидать заметного ускорения восстановления мировой экономики пока не приходится, заявили участники сессии «Мировые финансы: прогноз развития» на «Финансовом форуме России», организованном «Ведомостями». Китаю не удается стимулировать внутренний спрос, еврозоне по-прежнему грозит дефляция, и Европейский центробанк не сможет помочь ей такими же денежными стимулами, как Федеральная резервная система США. Также участники дискуссии полагают, что причин для восстановления цены нефти нет. Цена на нефть - категория неэкономическая, заявил модератор сессии Павел Теплухин, главный исполнительный директор группы «Дойче банк» в России и СНГ. Возможно, цена $80 - равновесная на данный момент, добавил Евгений Гавриленков, управляющий директор, главный экономист «Сбербанк CIB».

ФРС США уже начала планомерно ужесточать денежную политику, ЕЦБ еще не начал применять решительные шаги и это уже привело к драматическому изменению на рынке валют - доллар сильно укрепился, снизилась цена нефти (хотя здесь и фактор соотношения спроса и предложения играет роль), начал дискуссию Гавриленков.

Исторически, когда было рассогласование денежной политики, наблюдались значительные изменения курсов валют и двум ведущим центробанкам приходилось ее синхронизировать. Политика количественного смягчения в США помогла сократить двойной дефицит - бюджета и счета текущих операций. В еврозоне значительный профицит счета текущих операций, он куда-то течет. Куда, пойдет ли эта ликвидность на развивающиеся рынки? Не обязательно, скорее направление денежных потоков сохранится - в Великобританию, в США, считает Гавриленков.

«Если мы ожидаем продолжения рассогласования денежной политики и сохранения денежных потоков, доллар продолжит укрепляться и, значит, цена нефти может еще снизиться (хотя здесь вступает в силу ограничение по себестоимости добычи)», - сказал он. Для России это означает, что цена нефти останется на невысоком уровне, а для нее важен не сам уровень цены, к нему можно приспособиться, а изменение цены и курса рубля, когда замирает финансовая система. Когда цена и курс стабилизируются, бизнес оживает и начинают строиться бизнес-планы, отметил Гавриленков.

Мировая экономика продолжает оставаться в стадии неустойчивого роста, отметила Екатерина Трофимова, первый вице-президент Газпромбанка. Угроза дефляции в еврозоне означает, что ожидать разворота в экономической ситуации не приходится. Если рынки Южной Европы демонстрируют признаки стабилизации ситуации, сокращения безработицы, оживления бизнеса, то во Франции и Италии безработица продолжает расти, наблюдается экономическая стагнация.

Эффективность монетарных стимулов снижается, балансы ведущих центробанков выросли, вырос госдолг. Проблемы консервируются, внутреннего драйвера разрешения кризисной ситуации нет. "Этот кризис уникален, мы видим мало дефолтов, безработица в развитых странах не так высока, как должна была бы быть; это означает, что проблема растянута на годы", - считает Трофимова.

Всё новые экономики присоединяются к опыту количественного смягчения (QE), которое в США, как считается, было успешным; но нельзя по кальке транслировать QE в другие страны, еврозона гораздо более раздроблена, доверие там ниже, отметила Трофимова. ЕЦБ не готов формировать и проводить независимую денежную политику, потому что институционально он ограничен и не может делать то, что делает ФРС, добавил Теплухин. «Профицит счета текущих операций еврозоны и так составляет $270-280 млрд, капитал и так уходит, не находя места применения в еврозоне. Зачем добавлять еще капитала, куда он пойдет? Скорее всего, будет еще больший отток, евро ослабнет, профицит еще вырастет», - сказал Гавриленков. Какие-то действия ЕЦБ все же предпримет и могут быть позитивные итоги - например, он уже отвел угрозу суверенных дефолтов, сказал главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский: «Деньги - большая сила».

К моменту завершения QE в США резко вырос приток капитала в страну в ожидании роста процентных ставок. Финансовые рынки США перегреты и коррекция может негативно отразиться на всех рынках, добавила Трофимова. Но настоящее количественное смягчение сейчас начинается в Китае, а не в еврозоне, считает она. Внутреннее потребление в Китае не растет, как хотели бы власти, вклад экспорта в рост его экономики в последние месяцы растет, а мировая экономика растет медленно, т. е. сильного спроса на китайский экспорт нет. Поэтому в Китае ожидать ускорения роста экономики не приходится, и власти будут пытаться его стимулировать.

В долгосрочной перспективе Китаю придется либерализовать счет капитальных операций, добавил Гавриленков: «Невозможно себе представить, чтобы третья ведущая экономика мира (вместе с США и еврозоной) не была представлена на мировом финансовом рынке». Пенсионной системы в Китае фактически нет, во многом внутренний спрос не растет и из-за этого фактора (население копит деньги на старость), а также отсутствия развитой финансовой системы. Поэтому при отмене ограничений на движение капитала значительные средства потекут на китайский рынок - но это произойдет еще не скоро. В этом случае удержать процентные ставки на низком уровне в западных странах не удастся и это может иметь серьезные проблемы, отметил Гавриленков.

Процентные ставки в США начнут повышаться в конце 2015 г., а ЕЦБ постарается предпринять какие-то попытки количественного смягчения, считают в Bank of America Merrill Lynch, заявил Осаковский. Это создает негативный контекст для цен на нефть, считает он.

Грегори Уайт, шеф московского бюро The Wall Street Journal, предложил участникам дискуссии обсудить тему нефти. Предсказать спрос и предложение можно, а цену на нефть на их основании - нет, заявил Теплухин, потому что, в частности, существует еще политическая составляющая. Цена зачастую регулируется отдельными производителями, в частности странами ОПЕК, а их соображения о рыночной цене далеки от реальности. Россия не влияет на цену нефти и предсказывать динамику экономики на основании этой цены невозможно, указал Теплухин. По этой же причине в России невозможно и представить аккуратный, исполнимый бюджет.

Профицит нефти на мировом рынке составляет около 1%, сказала Трофимова, т. е. для балансировки спроса и предложения ОПЕК надо сократить добычу на 4%. В кризис 2008 г. они договорились сократить добычу на 16%. Но делать прогнозы по встрече (должна состояться в Вене в четверг) она не решается, потому что идут закулисные переговоры и нельзя исключать сюрпризов.

Гавриленков же не ожидает серьезных решений по изменению квот ОПЕК, потому что существуют и независимые производители нефти. С учетом накопленных нефтяных и денежных резервов богатыми странами Персидского залива они скорее всего будут ждать, у них нет жесткой необходимости сокращать добычу для повышения цены. А цена вернулась на уровень около $80 за баррель, когда ФРС остановила увеличение скупки активов, - на этом уровне она была перед тем, как ФРС начала QE. Возможно, это и есть равновесный уровень, и серьезные игроки вряд ли будут принимать резкие меры в такой ситуации - скорее всего, ведущие страны ОПЕК решат подождать, полагает Гавриленков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать