Финансы
Бесплатный
Татьяна Мачкова
Статья опубликована в № 3725 от 27.11.2014 под заголовком: Правоприменение: Слишком много контролеров

Татьяна Мачкова, Сбербанк: за одно действие может быть шестикратная и семикратная ответственность

ОАО «Сбербанк»

Акционеры: ЦБ (52,32%), остальное - в публичном обращении. Капитализация - 1,64 трлн руб. Финансовые показатели (МСФО, 1-е полугодие 2014 г.): активы - 19,4 трлн руб., собственный капитал - 1,96 трлн, чистая прибыль - 170,4 млрд.

За последние три года у Сбербанка было порядка 20 дел по злоупотреблению доминирующим положением. Я хотела бы остановиться на двух, которые успели пройти через Верховный суд.

Первое дело - по жалобе территориального управления Федеральной антимонопольной службы (ФАС) на постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа. Решение кассации было вынесено в нашу пользу. Суд решил, что не каждое действие доминирующего субъекта является злоупотреблением доминирующим положением. Верховный суд поддержал этот вывод. И это решение позволяет нам надеяться, что число дел по злоупотреблению доминирующим положением будет снижаться. 100% дел против Сбербанка были возбуждены по жалобам конкретных физлиц и никак не могли касаться ограничения конкуренции.

Второе дело - спор с тамбовским управлением антимонопольной службы. Вкладчику были перечислены деньги. Сбербанк получил перевод и зачислил эти деньги. Но вкладчик не согласился платить комиссию за снятие по установленному тарифу. К сожалению, Верховный суд поддержал позицию судов о том, что в делах о доминировании не обязательно применять приказ ФАС о проведении анализа состояния конкуренции на товарном рынке. На нас был наложен штраф, и выдано предписание об изъятии дохода.

Четвертый антимонопольный пакет запрещает одновременно изымать доход и накладывать оборотный штраф. В связи с этим возникает юридический казус: за тяжкие правонарушения, которые грозят оборотным штрафом, двойная ответственность исключается, а за менее тяжкие с фиксированными штрафами сохраняется. Для Сбербанка это совсем не малые деньги, был случай, когда штраф составлял несколько сотен тысяч рублей, а изъятый доход - и 150 млн, и 200 млн руб. Хотелось бы, чтобы данный казус был устранен. Необходимо указать, что предписания об изъятии дохода в принципе не могут применяться к правонарушениям, которые не влекут ограничения конкуренции.

Вопрос из зала

Евгений Жилин, управляющий партнер «Юст»: Как изменилась ситуация в связи со вступлением в силу закона о потребительском кредитовании?

Татьяна Мачкова: Ранее нас контролировали Роспотребнадзор и ФАС. Теперь еще один надзирающий орган - служба Банка России по защите прав потребителей и миноритарных акционеров. Когда закон вступил в силу, мы написали письма в Роспотребнадзор и службу по защите прав потребителей Банка России. Роспотребнадзор ответил, что продолжит защищать права потребителя, а ЦБ - что продолжит надзирать за кредитными организациями. Пока не сложилась правоприменительная практика. Банк подпадает одновременно под действие законов и о защите прав потребителей, о защите конкуренции, и о потребкредитовании. И за одно действие может быть шестикратная и семикратная ответственность. Например, на момент вынесения решения тамбовским УФАС суд общей юрисдикции уже взыскал с нас комиссию, 50% - штраф по закону о защите прав потребителей и 3% неустойки за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя. Мы убеждали УФАС, что права потребителя уже защищены. Но УФАС ответил: «Это они рассмотрели с точки зрения гражданского права. А мы теперь рассмотрим на предмет соблюдения требований закона о конкуренции. Вы, наверное, доминируете на рынке вкладов?» Мы сказали: «Нет, что вы, конечно, не доминируем». Но суд с нами не согласился и указал: «Нарушение прав потребителя подтверждено решением суда общей юрисдикции. Доминирование на рынке вкладов - виновны». В итоге добавились предписание об изъятии дохода и штраф. Соблюдение территориальными органами ФАС порядка 220 - это «проблемная зона» практически всех дел по доминированию. У нас ни в одном деле не был проведен опрос потребителей. Ни в одном деле не было теста гипотетического монополиста. На повышение качества экономического анализа указывала и ОЭСР, это включено в дорожную карту развития конкуренции. Четвертый антимонопольный пакет не решает проблему пересечения компетенции ФАС и Роспотребнадзора, а порождает новую из-за термина «неопределенный круг потребителей». Предписание, которое выдает антимонопольный орган (изменить или отменить тариф), все равно касается неопределенного круга потребителей. Предписание не направлено на восстановление конкретного права конкретного физлица. Оно в любом случае затрагивает неопределенную группу лиц. Поэтому для нас это стилистика, не более. Кроме того, необходимо учитывать, что в четвертом антимонопольном предполагается определить потребителя как юридическое и физическое лицо... При этом преамбула и ст. 46 закона «О защите прав потребителей» дает определение: потребитель - это физическое лицо, приобретшее товар/услугу для личного пользования, и у Роспотребнадзора есть полномочия выходить с исками в защиту неопределенного круга потребителей. Мы неизбежно придем к путанице в терминологии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать