Финансы
Бесплатный
Ник Батлер

Падение цен на нефть - не единственная стратегическая проблема для сырьевых компаний

При нынешнем положении дел в России международные инвесторы не могут ни идти вперед, ни отступить

Нефтяной сектор только начинает осознавать последствия снижения цен, произошедшего в последние четыре месяца. С июня нефть Brent подешевела более чем на 30%; это потрясение для компаний, но не такое сильное, как для правительств стран - экспортеров нефти. Последние облагают налогами и пошлинами значительную долю стоимости барреля и многие планировали бюджет, исходя из цены в $100 за баррель и выше. У компаний на норму прибыли приходится лишь небольшая часть стоимости барреля, и, хотя снижение цен ударит по прибыли, издержки на добычу на многих месторождениях относительно низки. Дивидендам ничто не угрожает, и некоторые компании все еще смело их повышают.

В стратегических обзорах, которые сейчас пишутся, рассматриваются следующие вопросы: стабилизируются ли цены и что случится с проектами, которым для получения конкурентоспособной прибыли нужна цена не менее $100 за баррель. При снижении общих доходов компании вынуждены расставлять приоритеты. Вероятно, они будут действовать осторожно, ставя на первое место дивиденды и откладывая наиболее дорогие из новых проектов. Газа это касается в той же степени, что и нефти, поэтому запланированные проекты со сжиженным природным газом выглядят особенно уязвимыми.

Во многих компаниях будут считать снижение цен на нефть временным явлением, полагая, что скоро они снова вырастут, когда начнет сказываться нехватка инвестиций в новые источники поставок, особенно в таких регионах, как Ирак. Цены на газ, напротив, кажется, будут устойчиво снижаться. Тем более, что в следующем году в Японии возобновится производство атомной энергии. После аварии на АЭС «Фукусима» поставки газа в Японию быстро росли, что подняло цены на него, особенно в Азии, на беспрецедентный уровень. Из-за предстоящего сокращения спроса в связи с началом работы японских АЭС прогнозы по ценам на этот и следующий годы уже снижаются.

Но цены на нефть и газ - не единственный стратегический вопрос, вызывающий беспокойство. Еще есть Россия. Если Ближний Восток и Ирак, в частности, выглядят слишком опасными местами для крупных капиталовложений, а в ряде стран Северной Африки продолжается хаос, то Россия - один из немногих регионов в мире, где возможны частные инвестиции в масштабные проекты по разработке природных ресурсов. Но Россия находится под ужесточающимся режимом санкций, и любой финансовой организации из Европы или США будет очень сложно финансировать там проекты. После случая с BNP Paribas, когда банк заплатил $8,9 млрд за нарушение санкций США против Ирана, Судана и Кубы, банковские комитеты по рискам вряд ли будут пытать счастье в России.

Некоторые компании активно работают в России, другие стремятся к этому. Каверзная стратегическая проблема состоит в том, что при нынешнем положении дел инвесторы не могут ни идти вперед, ни отступить. Движение вперед может быть расценено как нарушение санкций, а движение назад надолго испортит отношения с Россией. Компании бессильны; они и надеются, что конфликт разрешится и введенные санкции не спровоцируют Россию на ответные меры, направленные против их активов и дивидендных потоков.

Еще один стратегический вопрос не нов, но становится все актуальнее: спрос на энергоресурсы будет сильно расти в Азии и, возможно, Латинской Америке, а не в США или Европе. Несмотря на многолетние усилия, никто из крупнейших энергетических компаний не смог занять заметные позиции в Китае или Индии. Там переработку нефти и газа контролируют местные компании, часто пользующиеся поддержкой правительств. Из-за этого есть риск, что у ведущих международных компаний, конкурирующих за продажу нефти и газа, норма прибыли сократится до минимума, особенно если основные сделки на рынке начнут заключаться между правительствами или подконтрольными им компаниями добывающих и потребляющих сырье стран.

Россия уже подписала 30-летний контракт на поставку 38 млрд куб. м газа в Китай, а 10 декабря Владимир Путин приедет в Дели. Нет сомнений, что у него готово еще одно предложение.

Если центр тяжести энергетического бизнеса смещается в сторону востока, нефтяные мэйджоры и большинство других участников отрасли могут остаться вне игры. Если кто-то из них сможет прорваться и создать стратегический союз с одной из стран-импортеров, он победит конкурентов в первом важном конкурсе XXI в.

Автор - обозреватель Financial Times, приглашенный профессор Kings College London

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать