Что заставляет ЦБ проводить интервенции

Отпустив рубль в свободное плавание, Центробанк недолго воздерживался от участия в торгах. Первого декабря он продал $700 млн и, уверены банкиры, еще столько же вчера
Евгений Разумный

От плановых интервенций для поддержки рубля Центробанк отказался 10 ноября, предупредив, что может вернуться на рынок «в случае угрозы финансовой стабильности». С тех пор до конца месяца рубль подешевел на 14%, но участники рынка присутствия ЦБ не замечали.

Все изменилось 1 декабря, когда за несколько часов курс снизился на 3 руб. к доллару (см. график): оборот резко вырос, а рубль укрепился на 1,5 руб. к доллару и на 2 руб. к евро. Участники рынка сочли это делом рук ЦБ - и не ошиблись. Вчера регулятор сообщил, что в понедельник продал $700 млн.

Вчера ситуация повторилась (см. график). Когда рубль достиг очередных минимумов - 54,86 руб./$ и 67,8 руб./евро, начались продажи доллара по котировкам ниже рыночных, а оборот подскочил.

Эксперты уверены, что это снова были интервенции регулятора. «В 12.51 на рынке появился ЦБ (сомнений в этом на рынке ни у кого нет)», - пишет аналитик инвестиционного департамента «ВТБ 24» Алексей Михеев. «ЦБ второй раз вышел на рынок, интервенции были порядка $700 млн», - говорит начальник дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук, добавляя, что «была борьба за то, чтобы курс не упал ниже 55 руб./$».

Михеев не исключает, что ЦБ мог «захотеть показать более приличный курс рубля» к сегодняшнему посланию президента. По итогам дня курсы доллара и евро потеряли почти по 2 руб., достигнув внутридневного минимума в 53,1 и 65,32 руб.

Эффект от первого вмешательства ЦБ был недолгим: во вторник курс рубля вернулся к 54 руб./$. «Интервенции ЦБ не смогли стабилизировать курс рубля в условиях повышенных ожиданий дальнейшего падения цен на нефть», - пишут аналитики Райффайзенбанка. Падение рубля происходило при неизменных ценах на нефть - $71/барр.

«Все знали, что ЦБ вернулся, и в среду снова вызвали его на бой. Когда ЦБ закончил продавать первую партию, покупатели вернулись на рынок с утроенной силой, собирая доллары по привлекательному курсу», - говорит валютный трейдер крупного международного банка, отмечая, что поэтому интервенции не очень помогают: к закрытию основной торговой сессии курс вернулся к 53,72 руб./$ и 66,3 руб./евро. Рубль падает на «более-менее реальном спросе, а не чистых спекуляциях», объясняет он, ожидая продолжения девальвации.

ЦБ реагирует не на падение рубля, а на скорость падения, полагает Владимир Тихомиров из ФГ БКС: регулятор впервые после объявления свободного плавания вышел с интервенциями, когда рубль за несколько часов рухнул на 6%. ЦБ выходит, когда стоимость бивалютной корзины превышает 60 руб., заметил Олег Кузьмин из «Ренессанс капитала», но он не советует ждать, что регулятор будет поддерживать курс на каком бы то ни было уровне: никакой «красной линии» у рубля нет.

«Мир для России изменился: в условиях санкций и при падении цен на нефть пытаться удержать курс бессмысленно», - уверен Кузьмин. Где будет нефть - там будет и рубль, говорит Тихомиров. По его оценкам, при $70/барр. справедливый курс с учетом всех рисков - примерно 50 руб. и то, что он «перепродан» примерно на 10%, может означать, что рынок закладывается на падение нефти до $60.

За неделю по 3 декабря рубль обесценился к доллару на 15%; только за один день, 2 декабря, несмотря на интервенции, курс доллара скакнул на 4 руб. Судя по заявлениям трейдеров, на рынке уже идет паника, полагает Михаил Мамонов из ЦМАКПа. Видимо, ЦБ просто выжидает, говорит Тихомиров: впереди период налоговых платежей, возврат с депозитов около 900 млрд руб. Минфину - к середине месяца возникнет дефицит ликвидности и это поддержит рубль. «Думаю, ЦБ просто ожидает изменения ситуации, чтобы стабилизировать рубль меньшей кровью; уверен, что еще один приоритет - не тратить резервы», - говорит Тихомиров. Стратегически ЦБ поступил совершенно правильно, отпустив рубль, а правильно ли выбрал тактику - время и способ - будет ясно через несколько месяцев, когда выйдет статистика по реальному сектору, рассуждает Кузьмин: «Но на данный момент никакой прямой угрозы макроэкономической стабильности нет».

Среди макроэкономических последствий девальвации будет не только разгон инфляции, но и переоценка всех долгов банков, рост нагрузки на неэкспортные компании и на их кредиторов, перечисляет Тихомиров. ЦБ в этом отчасти виноват, но у него не было хорошего решения, рассуждает он: «Отпускать рубль опасно, но тратить резервы - не менее опасно: это оголяет финансовую систему и делает невозможной ее поддержку в случае ухудшения ситуации».

Падение рубля спровоцировало рост ставок на долговом рынке. Доходность ОФЗ с начала октября выросла на 1,5 процентного пункта - в среднем до 10,5% годовых, корпоративных бумаг - на 1,8 п. п., в среднем до 12,5%, посчитал Дмитрий Дудкин из «Уралсиб кэпитал». Вчера доходность ОФЗ со сроком погашения выше двух лет превысила 11%. «День за днем идет снижение стоимости бумаг - большинство торгуется ниже номинала, но они подешевели не так сильно, как евробонды», - констатирует Дудкин. Стоимость российского госдолга с погашением в 2030 г. вчера выросла на 20 базисных пунктов - до 5,96% годовых.

Разница между ценами продажи и покупки бондов расширилась с 0,2-0,3 до 0,8-1% в последние две недели (см. график), говорит портфельный управляющий УК «Капиталъ» Дмитрий Постоленко. Он добавляет, что такая ситуация наблюдается из-за ожидания еще одного повышения ставки ЦБ для сдерживания ослабления курса рубля: «Кому необходима ликвидность - вынуждены продавать по ценам, которые есть».

«Текущая конъюнктура не позволяет нам ожидать до конца текущего года размещения ОФЗ в запланированных объемах, - говорится в ответе Минфина. - Возможное предложение облигаций на оставшихся трех аукционах будет определяться в первую очередь необходимостью поддержания кривой ликвидности обращающихся бумаг в отдельных точках».