Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова|Екатерина Кравченко
Статья опубликована в № 3743 от 23.12.2014 под заголовком: Как расти России

Алексей Кудрин, Евсей Гурвич: Пора менять систему управления российской экономикой

Россия входит в экономический кризис, рецессия может быть затяжной. Пора изменить систему управления экономикой, считают Алексей Кудрин и Евсей Гурвич
Алексей Кудрин
Сергей Портер / Ведомости
Проеденное. $2,1

трлн сверхдоходов от нефти получила Россия за 2000-2013 гг.

Россия входит в полноценный экономический кризис, спад ВВП на 2-4% ожидается, даже если цена нефти восстановится до $80 за баррель, заявил бывший министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. Доходы населения упадут, инфляция подскочит до 12-15%, компании ждет череда дефолтов, рейтинг страны снизится до «мусорного», а экономические неурядицы могут вызвать социальные протесты, обрисовал он перспективы 2015 г.

Возможности бюджета сократятся, государство не справится с набранными обязательствами, говорил Кудрин в интервью РЕН ТВ: «Мы не сможем реализовать цели по обороноспособности страны, не имея достаточного экономического роста, это нужно четко понять». Три года назад именно чрезмерные военные расходы стали причиной конфликта Кудрина с президентом Дмитрием Медведевым, из-за чего Кудрин покинул правительство.

Без восстановления деловых отношений с Западом никакие антикризисные меры в полной мере не сработают, уверен Кудрин. Но причиной начинающегося коллапса стали не санкции: даже в нынешних условиях экономика России может расти, а государство - не растерять социальных достижений, уверен Кудрин, но правительство с этим не справляется.

Чтобы вернуть Россию к росту, нужно вернуть рыночную экономику - она за годы перераспределения ренты превратилась в аналог советского огосударствленного хозяйства, сравнивают Кудрин и руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич в статье в журнале «Вопросы экономики». А чтобы оздоровить экономику, нужно менять стимулы и мотивацию в госуправлении.

Система госуправления была настроена на перераспределение поступавших извне ресурсов, эта же мотивация транслировалась и на бизнес. Слабевшие рыночные механизмы и усиливавшийся диктат госкомпаний до кризиса 2008 г. были скрыты за постоянным ростом цен на нефть и все возраставшим благодаря исключительной внешней конъюнктуре притоком ресурсов: госрасходы, зарплаты, прибыли компаний, производство росли, подстегивая инвестиционный спрос. Можно сказать, что Россия импортировала экономический рост, заключают Кудрин и Гурвич.

После кризиса зависимость России от денежного притока стала очевидной: если в 2000-2008 гг. рост цен на нефть обеспечил примерно половину из 6,9% среднего ежегодного роста, то в 2009-2013 гг. - почти весь рост. За 2000-2013 гг. Россия получила $2,1 трлн нефтегазовых сверхдоходов (в долларах 2013 г.), посчитали Кудрин и Гурвич, из них $1,2 трлн - за последние пять лет, но экономика остановилась. Стабилизация цены нефти привела к стагнации, снижение может вызвать длительную рецессию, предупреждают авторы.

Но причина не в нехватке денег, полагают Кудрин и Гурвич: если инвестировать имеющиеся ресурсы - 27% ВВП сбережений и 3,3% ВВП оттока капитала, - Россия была бы в лидерах мирового роста, но значительная часть этих ресурсов инвестируется за рубежом. Задействовать их можно только в рыночной экономике, где агенты (компании, банки, работники) имеют стимулы использовать этот ресурс рационально благодаря конкуренции и доверию к установленным правилам. В России же правила постоянно меняются, доверия и конкуренции почти нет, а государственные и квазигосударственные компании не особенно заинтересованы ни в производительности, ни в прибыли - их убытки покрывает государство.

Схожее искажение мотивации и в госуправлении, а в неконкурентной среде никакие попытки стимулировать эффективность не действуют. Наоборот: чем лучше экономическая ситуация в регионе, тем меньше он получит трансферта из центра. Попытка оценивать работу региональных властей по уровню безработицы привела к тому, что бизнесу просто стали запрещать увольнять работников.

Меры по возвращению России к росту изложены в многочисленных указах президента, документах правительства: там и сокращение нерыночного сектора, и повышение защиты прав собственности, и снижение бюрократических барьеров, и усиление конкуренции. Но отдельные меры бессмысленны, начать нужно с реформы госуправления - менять мотивацию, пишут Кудрин и Гурвич. А этому мешают не только инерция, но и «близорукость» органов власти, привыкших к стратегии фиксации прибыли и не заинтересованных в отложенном результате. Следствие - короткий горизонт планирования и у бизнеса, и у населения. Изменение системы стимулов госуправления требует большой политической воли, но альтернативы нет, заключают Кудрин и Гурвич.

В послании президент снова говорил о снижении роли государства в экономике и свободе бизнеса, но обычно между общими заявлениями о реформах и их реализацией наблюдался серьезный разрыв, замечает Владимир Тихомиров из БКС: «Критическая ситуация в экономике не оставляет властям большого пространства для маневра, однако проведение реформ в ближайшем будущем вызывает сомнения».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать