Действия ЦБ Швейцарии показывают, что центробанкам становится все сложнее помогать экономикам

Посткризисный период чрезмерной зависимости экономик от действий центральных банков должен смениться системным подходом, который позволил бы решить их фундаментальные проблемы

Достаточно посмотреть на моментальную реакцию валютного рынка на объявленное в четверг решение Национального банка Швейцарии отказаться от односторонней привязки курса франка к евро, чтобы понять исключительную важность и неожиданность этого шага. Курс франка подскочил на 30%, прежде чем частично отступить, а фондовый рынок Швейцарии рухнул почти на 10%, прежде чем частично отыграть потерянное.

Последствиями этого исторического изменения в денежной политике будет не только финансовая и экономическая корректировка в самой Швейцарии. Оно может дестабилизировать ситуацию в ряде других стран и осложнить процесс принятия решений в соседней еврозоне. Оно также красноречиво говорит о том, как сложно центральным банкам поддерживать в мире, где пути экономик и предпринимаемые властями меры расходятся все больше, низкую рыночную волатильность, лежащую в основе их усилий по стимулированию более высоких темпов экономического роста.

Установив более трех лет назад потолок для курса на уровне 1,2 франка за евро, ЦБ Швейцарии хотел защитить страну от чрезмерной волатильности, вызванной долговым кризисом в еврозоне. Он преуспел в этом, в то время как Европейский центральный банк боролся с этим кризисом. Но за успешными шагами ЕЦБ не последовали системные шаги со стороны европейских властей, которые обеспечили бы устойчивый рост. Поэтому инициатива снова перешла к ЕЦБ, которому приходится действовать в условиях все большего расхождения в перспективах развития экономики и действиях денежных властей еврозоны и США.

Для защиты франка в период начавшегося долгосрочного снижения курса евро по отношению к доллару ЦБ Швейцарии пришлось скупать валюту во все больших объемах, из-за чего его баланс вырос до беспрецедентного размера по отношению к размеру национальной экономики. А в условиях, когда на предстоящей неделе ЕЦБ, как ожидается, еще больше смягчит денежную политику, что приведет к еще большему ослаблению евро, ЦБ Швейцарии оказался перед лицом угрозы еще большего давления на швейцарскую экономику в результате возобновления притока капитала.

Но последствия случившегося затронут не только Швейцарию. Странам со значительными пассивами в швейцарских франках, таким как Венгрия, придется пережить финансовый шок.

С точки же зрения глобальных системных последствий еще важнее то, что политики в странах, составляющих ядро еврозоны, таких как Германия, Австрия, Финляндия и Нидерланды, воспримут действия ЦБ Швейцарии как подтверждение опасностей, связанных с подменой реальных экономических реформ финансовым инжинирингом. Поэтому они с еще большей настороженностью будут воспринимать гиперактивность ЕЦБ. И хотя это вряд ли остановит ЕЦБ от новых нетрадиционных мер по смягчению денежной политики, это может повысить юридические, репутационные и связанные с обеспечением единства еврозоны риски, которые он принимает, идя на них.

Есть и последствия для мировой экономики, которая в отсутствие системных антикризисных мер в развитых странах стала слишком зависима от интервенций центробанков. Поскольку инструменты, имеющиеся в их арсенале, не влияют напрямую и в достаточной мере на факторы, сдерживающие рост экономики и занятости, центробанкам пришлось влиять на реальную экономику через обходные пути, связанные с ценами на финансовые активы. Для этого они старались снизить рыночную волатильность, чтобы стимулировать вложения в рискованные активы и рост цен на них и таким образом (через эффект повышения благосостояния) побудить домохозяйства больше тратить, а компании (через стадный инстинкт) - больше инвестировать.

Но решение ЦБ Швейцарии стало еще одним доказательством того, что центробанкам становится все сложнее проводить политику подавления волатильности, которая и без того уже оказалась поставлена под вопрос все увеличивающимся расхождением в перспективах денежной политики в еврозоне и США.

Все это приводит нас к простому, но важному выводу, имеющему отношение как к Швейцарии, так и ко многим другим странам. Длящийся с 2008 г. период чрезмерной зависимости экономик от действий центральных банков должен смениться всеобъемлющим, системным подходом, который позволил бы решить фундаментальные проблемы, такие как низкая отзывчивость предложения, низкий спрос, избыток долга. Чем дольше этого не происходит, тем выше риск резких шагов, повышающих вероятность ошибок в политике и рыночных катаклизмов.

Автор - главный советник по экономике Allianz, председатель международного совета по развитию при президенте США

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать