Вместо ставок ЦБ использовал другой инструмент для обеспечения ценовой стабильности

Смягчив политику в одном, ЦБ не мог не ужесточить ее в другом, иначе менее дорогие рубли могли снова оказаться на валютном рынке
Александр Овчинников, начальник аналитического департамента агентства «Русрейтинг»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Декабрьское решение ЦБ радикально повысить ставку до 17% не вызывало сомнений в том, что регулятор не будет поддерживать ее на столь высоком уровне длительное время, - прежде всего, ввиду их негативного воздействия на экономику в целом. Очевидно было, что ЦБ за короткое время должен был найти другие инструменты - эффективные, ориентированные на обеспечение ценовой стабильности (прежде всего, курсовой) и более нейтральные по отношению к экономике.

По итогам очередного совещания 30 января регулятор не анонсировал такого нового инструмента или подхода, заявив неожиданно о снижении ставки до 15%. На фоне сохраняющегося роста цен и инфляции, превысившей по итогам января 13%, этот шаг однозначно был воспринят как «метания» под давлением лобби банковского и реального секторов, отход от политики инфляционного таргетирования, который мог угрожать потерей доверия к политике регулятора.

Возможно, и сам ЦБ дал неправильный посыл рынку, сосредоточив в коммюнике по итогам совещания внимание на позитивных моментах «стабилизации инфляционных и девальвационных ожиданий», а также заявив о «предпосылках к снижению инфляции в среднесрочной перспективе». Но это, как говорится, вопрос правильных коммуникаций.

Действительно, повышение ставки в декабре было направлено на ограничение не столько роста цен, сколько негативной динамики валютного курса. Возможности ЦБ воздействовать сейчас на инфляцию через ставки крайне ограничены: рост денежной массы М2 стабильно снижается, достигнув в ноябре 5% относительно того же периода прошлого года, в то время как инфляция по итогам 2014 г. достигла 11,4%. Позитивным следствием решения ЦБ о радикальном повышении ставки стал подъем банками ставок привлечения вкладов, что отвлекло население от опасной "игры в валюту" и помогло стабилизировать ситуацию в банковской системе.

Возможно, что сейчас, усыпив внимание рынка фразами, которых от него никто не ожидал в подобной ситуации, ЦБ все же скорректировал свою политику и задействовал новый подход. Стоит отметить, что на протяжении всего 2014 г. он агрессивно наращивал объем рефинансирования банковской системы, в том числе под залог нерыночных активов (что отнюдь не сопровождалось позитивным откликом в экономике). Суммарный объем рефинансирования вырос за год в 3,5 раза, достигнув в конце декабря 7,8 трлн руб.

В январе же объем задолженности банков по операциям РЕПО начал сокращаться. Частично это было компенсировано вливанием средств в результате роста бюджетных расходов в конце года, однако к первым числам февраля суммарный объем средств на корсчетах и депозитах банков почти вернулся к среднемесячным значениям: 1,6 трлн руб. по состоянию на 3 февраля с 2,3 трлн руб. на начало января. Объем же задолженности банков по РЕПО перед ЦБ упал с 7,8 трлн руб. по состоянию на конец декабря до 5,9 трлн руб. на 3 февраля.

В этом свете решение от 30 января о снижении ставки до 15%, вызвавшее бурю критики, не выглядит однозначно негативным: несколько снизив стоимость заемных ресурсов, ЦБ ограничил и возможности банков по использованию средств для игры против рубля. Смягчив политику в одном, ЦБ все же не мог не ужесточить ее в другом - слишком высок риск, что менее дорогие рубли вновь окажутся на валютном рынке.

Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more