Финансы
Бесплатный
Даниил Желобанов
Статья опубликована в № 3815 от 20.04.2015 под заголовком: Безрезультатный банкинг

После нескольких месяцев убытков банки наконец вышли в ноль

Однако прибыль у большинства из них техническая
Настоящая прибыль пока проходит мимо российских банков
Е. Разумный / Ведомости

За март 2015 г., по данным ЦБ, российские банки заработали 42 млрд руб., что позволило им компенсировать убытки прошлых месяцев. Но основу мартовской прибыли составили бухгалтерские операции проблемных банков, которые учитывать не стоит, полагают аналитики.

Самым прибыльным банком марта оказался находящийся на санации банк «Рост»: он заработал за месяц 27,4 млрд руб. (связанные с ним банки также прибыльны), это превышает результат Сбербанка, заработавшего за месяц всего лишь 15 млрд руб. Среди лидеров по прибыли банки «Траст» и Мособлбанк, который в январе получил убыток в 6 млрд руб., а по итогам марта сократил его до 206,1 млн руб. Среди убыточных из тех банков, что находятся на санации, лишь Фондсервисбанк (11,1 млрд руб.).

Если исключить разовые события, то система сработала в ноль, что лучше, чем было в январе – феврале, но большинство крупных игроков по прежнему в минусе, говорит аналитик Fitch Александр Данилов.

Суммарный результат по трем банкам группы ВТБ за март – 46,4 млрд руб. убытка. Самый крупный – у Банка Москвы, за месяц он ухудшил результат с 18,5 млрд до 33,2 млрд руб. Его санатор, банк ВТБ, чувствовал себя несколько лучше: за март его убыток с начала года сократился с 20,6 млрд до 5,1 млрд руб. Убыток «ВТБ 24» за март вырос на 70% до 8,1 млрд руб.

Частники худеют

За март два крупнейших частных банка, «ФК Открытие» и Альфа-банк, снизили активы на 14,9% (384,5 млрд руб.) и на 11,4% (241,2 млрд руб.) соответственно. У «ФК Открытие» в декабре активы выросли на 82,3%, или на 1,2 трлн руб., что связывали с нашумевшей сделкой по размещению облигаций «Роснефти» на 650 млрд руб. «У «Открытия» из баланса ушли ценные бумаги на 400 с лишним миллиардов рублей и депозиты примерно на столько же, это огромная сумма даже в масштабе всей системы», – говорит Данилов.

Значительные убытки понесли игроки рынка потребительского кредитования: ХКФ (убыток – 5,4 млрд руб., из них 1,3 млрд – за март), «Восточный» (5,7 млрд и 1,3 млрд руб.), а также «Русский стандарт» (6,5 млрд руб., из них 4,5 млрд – в марте). Только половина убытка «Русского стандарта» получена от кредитования (более 3 млрд руб.), пишет Fitch, вторая половина – это переоценка валют (2 млрд руб.) и комиссия, уплаченная держателям бондов за реструктуризацию долга (1 млрд руб.).

Также среди убыточных по итогам марта оказался Газпромбанк (6,3 млрд руб. по итогам квартала, из них 5,4 млрд – за март), в январе его убыток составлял 7,9 млрд руб., который он затем сумел компенсировать и получить снова. «ГПБ потерял в марте 5,4 млрд руб., но провел положительную корректировку прибыли прошлых лет, – отмечает аналитик Fitch Александр Данилов. – Правда, что конкретно пересчитали, неизвестно». Показателен и пример Альфа-банка, по итогам января заработавшего 30,1 млрд руб., за квартал у него убыток 182,1 млн руб. В минусе Росбанк (-5,3 млрд руб. за квартал), а также Райффайзенбанк – за первые два месяца он заработал 5,2 млрд руб., а по итогам марта от них осталось 3,9 млрд руб.

Причины потерь у большинства одинаковы: валютная переоценка, а также резкое сокращение кредитования, усугубившееся с ростом ставок в декабре – январе. Об этом практически одними словами говорят представители группы ВТБ, «Русского стандарта», Газпромбанка и Росбанка (остальные на запросы «Ведомостей» не ответили). «В I квартале стоимость фондирования выросла приблизительно на 2 п. п. до 7%, маржа в целом по системе снизилась с 4–5% до уровня ниже 3%, – указывает Данилов. – Это серьезнее влияет на прибыль, чем отчисления в резервы, они повышенные, но не сказать что огромные».

«Прибыль скорее техническая: рубль укрепляется, и многие банки смогли сократить резервы по валютным кредитам», – говорит Денис Порывай из Райффайзенбанка. Система остается в рецессии и доходность банков будет меньше, а стоимость риска – выше, чем в 2014 г., считает аналитик БКС Ольга Найденова.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать