Статья опубликована в № 3828 от 12.05.2015 под заголовком: Заемщикам оставят хвосты

Минфин выступил против списания остатка долга после продажи жилья

Такой подход развращает заемщиков и создает предпосылки для банковского кризиса
Минфин выступил против списания ипотечных хвостов – остатка долга после продажи залога
Е.Разумный / Ведомости

Минфин дал отрицательный отзыв на законопроект, ограничивающий требования банка по ипотечному кредиту стоимостью заложенной недвижимости. «В законе нет необходимости – модель, реализованная сейчас, успешна с точки зрения мирового опыта, а предлагаемый вариант привел США к ипотечному кризису в 2007 г. и способствовал банковскому кризису 2008–2009 гг. в Казахстане», – объяснил «Ведомостям» замминистра Алексей Моисеев.

При выдаче кредита стоимость залога обычно превышает размер долга, но со временем ситуация может измениться. Иногда реализация залога не позволяет погасить кредит, говорится в пояснительной записке к законопроекту, особенно остро эта проблема коснулась валютных кредитов, в некоторых случаях залог не может обеспечить даже пятую часть кредита. «Аналогичная ситуация возникает при злоупотреблении банками своим правом и реализации заложенного имущества по заниженным ценам, а также может возникнуть в других ситуациях, в том числе при резких колебаниях на финансовом рынке и рынке недвижимости», – отмечают авторы законопроекта.

Сейчас долг считается погашенным, если две попытки приставов продать квартиру не удались, а кредитор согласен забрать объект на баланс, отмечается в отчете коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн».

Минфин не ожидает значительного падения цен на недвижимость, однако подобные решения стимулируют заемщиков на принятие избыточного риска и ущемляют интересы честных плательщиков, полагает Моисеев, приводя в пример снижение цен на элитную недвижимость возле Рублевского шоссе: «Надо ли прощать кредиты и таким заемщикам тоже?» «В очередной раз нам предлагают отклониться от принятой линии – помогать только тем, кто действительно попал в тяжелую ситуацию, для этого сейчас АИЖК отрабатывает механизмы адресной помощи», – говорит Моисеев.

Банкиры такую логику разделяют не до конца: монетизировать хвост почти невозможно, но угроза его появления может отпугнуть потенциальных заемщиков. «Мы уже сейчас исходим из того, что если забрали квартиру, то, как правило, нет смысла пытаться взыскать остальной долг», – говорит начальник управления продаж ипотечных продуктов «Нордеа банка» Роман Слободян.

Эффективность взыскания по ипотечным хвостам, не обеспеченным залогом, по данным «Секвойи», низка и постоянно снижается (см. график). «Заемщики по ипотеке более качественные, так как андеррайтинг при выдаче ипотеки более жесткий, чем в потребкредитовании, – говорится в отчете. – У таких заемщиков обычно есть средства для погашения остатка ипотеки, но после продажи квартиры они считают, что уже ничего не должны банку».

Число заемщиков с ипотечными хвостами растет, следует из данных «Секвойи»: только с начала года их стало на 12% больше – примерно 5600, а размер хвостов по итогам года вырастет на 23,5% до 3,2 млрд руб. Одну из причин аналитики агентства видят в чрезмерно рискованной политике банков, у которых кредит иногда превышал стоимость залога (например, за счет кредита на ремонт и отделку).

В то же время отказ от списания хвостов может отпугнуть новых клиентов, рискующих в нынешней ситуации не только остаться без жилья и потерять начальный взнос, но и влезть в долги. Трудно сделать выбор, что для банков лучше – спокойствие будущих заемщиков или дополнительная возможность взыскать ипотеку, оставшуюся без залога, отмечает Слободян.

«Важно, чтобы заемщик думал, когда берет обязательство, и лучше не вводить в закон нормы, приводящие к избыточным долгам и кризисам, а повышать грамотность населения», – говорит Татьяна Зотина, руководитель управления ипотечного кредитования Инвестторгбанка, который в разгар кризиса «приостанавливал кредитование отдельных домов, цены на которые падают в первую очередь».

«Мы лишь представили свою позицию в профильное для этого законопроекта ведомство – Минэкономразвития», – объясняет Моисеев. Представитель Минэкономразвития на запрос «Ведомостей» не ответил.