Финансы
Бесплатный
Мари Месропян
Статья опубликована в № 3829 от 13.05.2015 под заголовком: Дивиденды по-французски

«Дочке» BNP Paribas пришлось доплатить 300 млн рублей налогов

ФНС доказала в суде, что банк перечислял большую часть прибыли от кредитов головной структуре
ФНС заставила банк «БНП Париба» заплатить 300 млн рублей налогов
Д. Абрамов / Ведомости

Федеральная налоговая служба (ФНС) доначислила российской «дочке» французского банка BNP Paribas – «БНП Париба банк» 290 млн руб. налога на прибыль (с учетом штрафов и пеней). Банк оспаривал это решение в апелляции, а позже кассации, но Арбитражный суд Московского округа остался на стороне налоговиков, следует из опубликованного решения.

В 2009–2010 гг. при выдаче корпоративных кредитов «БНП Париба» передавал материнской компании 80% процентного дохода, выявила выездная налоговая проверка в 2007 г. Кредиты выдавались крупным компаниям («Роснефть», «Норильский никель» «Татнефть», X5 Retail Group), а чтобы не нарушать норматив Н6 (ограничивает риск на одного заемщика 25% капитала), банк привлекал гарантии от BNP Paribas. Группа обязалась погасить кредит, если это не сможет сделать кто-то из заемщиков (так называемый резервный аккредитив). По подсчетам ФНС, на 30 кредитах BNP Paribas заработал 613 млн руб.

«Цена гарантии может отличаться в каждом отдельном случае, а покрываться гарантией может как весь кредит, так и только та часть, которая превышает 25%-ное ограничение по нормативу ЦБ», – объясняет Сергей Вороненко из S&P.

В 2009–2010 гг. банк покрывал аккредитивами половину кредитного портфеля, говорится в материалах суда, ни по одному кредиту невозврата не было. В 2009 г. «БНП Париба» заплатил комиссию материнской структуре по гарантиям (в том числе резервным аккредитивам) 400 млн руб. – примерно 30% от чистого процентного дохода, в 2010 г. – 212 млн руб. (около 10%), подсчитал Вороненко.

Такая практика распространена среди зарубежных банковских групп, имеющих подразделения в России. Но в данном случае налоговиков смутила стоимость вознаграждения по аккредитивам – она в разы отличалась от цен других банков. В 2009–2010 гг. похожие ситуации были у Коммерцбанка («дочка» немецкого Commerzbank) и «Натиксис банка» (входит во французскую Natixis), однако если у них стоимость резервных аккредитивов – 0,25–0,5% годовых от суммы кредита, то у «БНП Париба» – 1–4% годовых, настаивали представители ФНС в суде. Кроме того, они указывали, что гарантии выдавались в том числе на сумму кредита, превышающую 25%-ное ограничение, чего не делали ни «Натиксис», ни Коммерцбанк.

ФНС настаивала, что реальную комиссию банк скрывал посредством ее списания на расходы. По мнению суда, эти выплаты тождественны страхованию предпринимательских рисков, относить их к списанию расходов в целях налогообложения запрещено Налоговым кодексом. Он счел, что эти выплаты являются завуалированными дивидендами, перед выплатой которых должен удерживаться налог в государстве, где была получена прибыль, но этого не было сделано.

Гарантированная половина

18 из 40 млрд руб. столько кредитов, выданных «БНП Париба» к январю 2015 г., имели гарантии от материнской структуры, следует из его международной отчетности

По мнению суда, говорит не в пользу банка и перевод части полученных средств в Люксембург. ФНС обнаружила, что французский банк перестраховал у своей люксембургской «дочки» GгееnStаrs BNP Paribas кредитный риск по двум заемщикам на 3 млн руб. за 70% процентного дохода. Смысл и цели передачи кредитного риска «дочке» в Люксембург не ясны суду, но он указывает, что Люксембург – «используется транснациональными корпорациями для уменьшения эффективной налоговой ставки». «Вся эта схема доказывает одно – банк хочет избежать налогов в России», – говорит источник, близкий к ФНС.

Между Люксембургом и Россией действует соглашение об избежании двойного налогоообложения. Это означает, что у российских компаний при выплате процентов по займам в Люксембург ставка налога с соглашением – 0%, а без него была бы – 15%, рассказывает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров: «Нулевая ставка налога у источника в отношении пассивных доходов (дивиденды, проценты и роялти) также применяется между Люксембургом и Францией на основании директив ЕС. Кроме того, власти Люксембурга допускают заключение так называемых tax ruling – специальных индивидуальных соглашений по оптимизиции налогов, которые заключаются с отдельными компаниями».

«Передавая материнской структуре 100% риска, мы выплачивали лишь 80% операционной маржи, остальные 20% покрывали расходы на обслуживание кредита в России, что полностью соответствует положениям Налогового кодекса по трансфертному ценообразованию», – говорит представитель «БНП Париба» Дмитрий Борщевский. По его словам, банк будет оспаривать решение, хотя уже выплатил ФНС 290 млн руб.

Если налоговый орган полагает, что имела место схема вывода прибыли из России, то он должен был в первую очередь доказать нерыночный характер платы за гарантии, чего не было сделано, указывает партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин: «В судебной практике арбитражных судов в последнее время много дел, где иностранные компании фатально проигрывают в своих попытках оспорить начисление налогов, если это связано с выплатами за границу. Но повсеместное признание любых платежей за границу схемой уклонения от уплаты налогов имеет свою экономическую цену в виде сокращения инвестиций в Россию, которые сейчас так нужны». У банка осталась возможность подать заявление в Верховный суд, но шансы малы, считает он.

Представитель ФНС от комментариев отказался, как и BNP Paribas.