Статья опубликована в № 3837 от 25.05.2015 под заголовком: Взяли мало, отдали плохо

Россияне увязли в карточных долгах

Почти половина кредиток не обслуживаются в срок

За последний год количество кредитных карт, на которых висят просроченные долги, выросло с 1,7 млн штук до 2,9 млн на начало мая. Это почти половина всех используемых населением кредитных карт (43%). Такое состояние показывает анализ базы Объединенного кредитного бюро (ОКБ) – ему сдают кредитные истории более 500 банков, включая Сбербанк, сведения о заемщиках которого составляют 30% базы ОКБ.

В деньгах просроченные карточные долги россиян выросли за год в два с лишним раза – с 90 млрд до 195 млрд руб. – и достигли 22,4% всего портфеля (см. врез). Практически весь этот долг безнадежный, заемщики не платят уже свыше трех месяцев – в необеспеченном кредитовании с таких долгов удается вернуть не больше 5–7%, оценивает Fitch.

Плохая доля банков

Доля проблемных карточных кредитов сильно различается в зависимости от политики рисков банка. У Сбербанка это 5%, у «Русского стандарта» – 16,4% (с учетом списанных за год безнадежных карточных долгов – почти 32%), у Альфа-банка – 2,1% (с учетом списаний – 7,1%), у «Восточного экспресса» – 20,3% (с учетом списаний – 36,5%).

В денежном выражении доля меньше, так как плохие кредитки принадлежат в основном необеспеченным гражданам – банки открывали им небольшие лимиты, которые размываются в «здоровом» портфеле более состоятельных клиентов с большими лимитами.

Эта картина гораздо хуже, чем оценка ЦБ (по его данным, доля проблемных долгов в картах – менее 10%) и чем оценка Национального бюро кредитных историй (НБКИ), – 6,4%.

Причина расхождений в том, что ОКБ оценивает только тех, кто кредитками действительно пользуется, и учитывает весь выбранный заемщиками лимит. Карт выпущено свыше 30 млн штук, реально используется 6,7 млн, считают в ОКБ, по этим картам открыто лимитов на 1,7 трлн руб., а выбрано вдвое меньше – 870 млрд. «Обычно просроченную задолженность по карте принято рассчитывать как отношение просроченных платежей к размеру всех открытых кредитных лимитов, а не использованных», – поясняют в ОКБ. Так оценивает проблемные долги НБКИ, по словам его представителя. ЦБ методику не обнародует.

В период бума потребительского кредитования в 2011–2013 гг. банки использовали кредитные карты как инструмент захвата рынка, полагает гендиректор ОКБ Даниэль Зеленский: «Карты распространялись в местах массового скопления людей, оформлялись через интернет и рассылались по почте заемщикам, о которых банк имел минимум информации». Кредитная карта требует от заемщика более высокой финансовой грамотности, чем кредит наличными, уверен Зеленский. «Многие заемщики, особенно c лимитами до 30 000 руб., зачастую используют карту как кредит наличными, снимая весь лимит в банкомате сразу после получения карты, и оказываются не способны справиться с платежами», – приводит пример Зеленский.

«Помимо процентных расходов такие заемщики платили банкам немалую комиссию за обналичивание и никакими грейс-периодами не пользовались. До кризиса для банков это был самый выгодный продукт, несмотря на довольно высокий невозврат», – рассказывает топ-менеджер частного банка, одним из первых начавшего массовую рассылку кредиток.

Существует обратная зависимость между размером кредитного лимита и рисками – карты с маленьким лимитом изначально предоставлялись клиентам на более лояльных условиях, говорит представитель ХКФ-банка. «Купил человек телевизор в кредит – получил вдобавок карту, а проверяли заемщиков условно», – говорит розничный банкир.

Сейчас кредитные карты – самый рискованный продукт, считают в ОКБ. Представитель ХКФ-банка соглашается: «Клиент с повышенным уровнем риска будет погашать долг минимальными платежами, а затем выбирать кредитный лимит вновь, а при наступлении серьезных финансовых проблем попадет в дефолт с максимальной суммой». Поэтому ХКФ стал делать упор на понятных кредитах – наличными, говорит он: там график и платежи фиксированны.

В Тинькофф-банке признаки кризиса заметили еще в конце 2012 г. и начали одобрять меньше заявок – сейчас около 15%, а в 2012 г. доходило до 50%, говорит представитель банка. Другая «антикризисная» мера – разворот от клиентов с низкими доходами к среднему классу. «Остались только самые эффективные каналы привлечения, которые приводят только самых качественных клиентов», – уверяют в банке.

«Рост просрочки для «ВТБ 24» не столь критичен – банк традиционно работает с большой долей клиентов верхних сегментов рынка, их запас прочности в кризис гораздо выше, чем у заемщиков с невысокими доходами», – утверждает начальник управления пластиковых карт «ВТБ 24» Александр Бородкин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать