Статья опубликована в № 3854 от 18.06.2015 под заголовком: Акционеры против жен

Этично ли руководителям банка продавать акции, полученные как часть компенсации?

Акционеры полагают, что нет, финконсультанты – что это необходимо

Когда Сэнди Вайлл создавал Citigroup, его топ-менеджеры брали на себя обязательство не продавать принадлежащие им акции Citi вплоть до отставки. Такая же практика существовала в инвестбанках Goldman Sachs и Morgan Stanley, пока они были партнерствами.

Далеко не все крупные банки США придерживаются этих принципов. По данным FT, с 2009 г. топ-менеджеры Bank of America (BofA), Citi, Goldman, JPMorgan Chase, Morgan Stanley и Wells Fargo ежегодно продавали акции на миллионы долларов. Некоторые это делали, поскольку стоимость акций опускалась ниже балансовой.

Больше всего – $50,5 млн – выручил за акции Майк Шервуд, возглавляющий международное подразделение Goldman в Лондоне. Из-за британских ограничений Шервуд получает большую часть вознаграждения в виде акций. В лондонских банковских кругах он прославился еще в конце 1980-х гг. Шервуд хорошо зарабатывал, за что получил прозвище Толстый Майк, но со временем он превратился в «Лесного». Шервуд считается возможным преемником гендиректора Goldman Ллойда Бланкфейна.

На втором месте – гендиректор Wells Fargo Джон Стампф, продавший с 2009 г. акций банка на $38,1 млн. Другие топ-банкиры банка тоже продавали акции. Это связано с тем, что акции Wells Fargo дорожали сильнее, чем акции конкурентов, а также с тем, что в банке никогда не было ограничений на продажу. «Наши топ-менеджеры продавали акции по личным причинам, – сообщил Wells Fargo, – пакеты, которые у них остаются, соответствуют требованиям банка».

Король-миллиардер

Состояние гендиректора JPMorgan Chase Джейми Даймона достигло $1,1 млрд, сообщает Bloomberg. Этому способствовал рост котировок JPMorgan – Даймону принадлежат акции банка на $418 млн. Даймон помогал Вайллу создавать Citigroup, затем возрождал чикагский Bank One и в 2004 г. продал его JPMorgan. В 2005 г. Даймон стал гендиректором объединенного банка. Financial Times назвала его «последним королем Уолл-стрит».

Среди банкиров старших поколений тоже были такие, кто не держал акции подолгу. Например, бывшие гендиректора BofA и Lehman Brothers – Кен Льюис и Дик Фалд – в самом начале кризиса избавились от акций на миллионы долларов. Всегда были и личные причины получить «ликвидность» – например, развод.

Нынешние банкиры жалуются, что институциональные инвесторы требуют от них держать акции подолгу, тогда как их собственные финансовые консультанты и супруги просят диверсифицировать вложения. Еще не забыт коллапс Lehman Brothers, Bear Stearns и Merrill Lynch, когда сотрудники, хранившие сбережения в акциях своих компаний, потеряли почти все.

«Если у топ-менеджеров много свободы в вопросе продажи акций, это искажает приоритеты для участия в рисковых сделках», – говорит Люсиан Бебчук из Harvard Law School. «Мы бы хотели, чтобы и после отставки топ-менеджеры не продавали акции, чтобы в их интересах [были долгосрочные результаты банка]», – отмечает портфельный управляющий пенсионного фонда Calpers Анн Симпсон.

Акции продавали директора инвестбанковских подразделений трех крупных банков. Коум Келлегер (Morgan Stanley) выручил $6,9 млн, Джейми Форис (Citi) – $3,5 млн, Дэниэл Пинто (JPMorgan) – $21,6 млн. Келлегер упустил часть дохода, поскольку с 2008 г. акции Morgan Stanley подорожали вчетверо. Форис тоже мог бы получить больше, даже несмотря на то, что акции Citi торгуются ниже балансовой стоимости. Пинто был более удачлив: ему почти не пришлось продавать акции JPMorgan по цене ниже балансовой, хотя он занимает пятое место по числу проданных акций.

У банков действуют схожие ограничения: обычно топ-менеджеры должны держать не менее 50% начисленных им акций. Но личные ограничения у всех банкиров разные. Гендиректор JPMorgan Джейми Даймон, чьим наставником был Вайлл, «не продал ни одной обыкновенной акции JPMorgan», сообщил банк. Гендиректора Citi и BofA – Майк Корбат и Брайан Мойнихан, – заняв эти посты, акций также не продавали. Гендиректор Morgan Stanley Джеймс Горман докупает акции. В 2011 г. он инвестировал $2,1 млн, и с тех пор акции банка подорожали с $20,62 до $39,54. У Мойнихана – $13,6 млн акций BofA, у Корбата – $22,5 млн акций Citi, у Бланкфейна – $477 млн акций Goldman, у Даймона – $418 млн акций JPMorgan.

FT, 16.06.2015, Татьяна Бочкарева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать