ЦБ оценил финансовую стабильность в России

Благодаря принятым мерам финансовая система страны оказалась устойчивой к внешним шокам последних месяцев

Российская финансовая система в IV квартале 2014 – I квартале 2015 г. столкнулась с целым рядом проблем (падением цен на нефть, увеличением платежей по долговым обязательствам, снижением кредитных рейтингов), что в совокупности привело к существенному росту рыночной волатильности. Однако меры Банка России и правительства «позволили относительно быстро стабилизировать ситуацию», и «финансовая система оказалась устойчивой к внешним шокам», делится своей оценкой ЦБ в опубликованном сегодня «Обзоре финансовой стабильности».

Прочный буфер

По оценке Банка России, внешний долг банков и прочих секторов на 1 апреля 2015 г. составил $509 млрд — это на $106,6 млрд, или 17% меньше, чем на 1 октября 2014 г. Основным фактором снижения стало не погашение задолженности, а ее курсовая переоценка (снижение долларовой стоимости долга, номинированного в рублях и евро в результате укрепления доллара США).

ЦБ указывает в обзоре, что у компаний и банков имеется достаточный буфер ликвидности в иностранной валюте для погашения внешних долгов.

По данным Банка России, в рамках операций рефинансирования ЦБ в иностранной валюте объем привлеченных кредитными организациями средств составил $36 млрд по состоянию на 9 июня 2015 г. Величина неизрасходованного лимита ($14 млрд), по оценкам Банка России, в настоящее время является достаточной для поддержания стабильной ситуации с валютной ликвидностью на внутреннем рынке. Максимальный объем погашения внешнего долга нефинансовых компаний и банков был запланирован на IV квартал 2014 г. – I квартал 2015 г., в последующие периоды объемы погашений заметно ниже, напоминает ЦБ.

Кроме того, отмечает ЦБ, по мере улучшения рыночной конъюнктуры российские заемщики стали чаще выходить на внешние рынки, активно проводятся и внутренние размещения. С ноября 2014 г. по апрель 2015 г. нефинансовые компании привлекли субординированные кредиты и выпустили еврооблигации на $6,1 млрд, кредитные организации – на $0,7 млрд, по данным информационного агентства Cbonds. Объем размещений рублевых корпоративных облигаций в этот период составил 1,8 трлн руб.

В зоне риска — строители и риэлторы

Тем не менее ЦБ выделяет несколько рисков на ближайшие кварталы.

Банк России не исключает, что ожидаемое ужесточение денежно-кредитных условий в США - первое повышение учетной ставки ФРС с уровня 0–0,25%, на котором она находилась последние семь лет, приведет к «умеренно негативным последствиям» у развивающихся стран: ослаблению валют, росту доходностей облигаций, оттоку капитала. Проведение стимулирующих мер в еврозоне «может в определенной степени сглаживать негативные последствия ужесточения политики ФРС», но неопределенная ситуация с Грецией способствует повышенной волатильности мировых валют, по оценке ЦБ.

Сохраняется неопределенность и относительно динамики цен на нефть. Однако текущий уровень цен на нефть марки Urals - $60–65 за баррель - является «вполне приемлемым» с точки зрения кредитоспособности российских нефтяных компаний и фискальной устойчивости госбюджета, полагает ЦБ.

Но Банк России считает нереалистичным «повторение ситуации, сложившейся в декабре 2014 г.», в текущих условиях и отмечает: даже в случае крайне негативного сценария (резкого падения цен на нефть, оттока капитала с формирующихся рынков в результате роста процентных ставок на развитых рынках) у Банка России «имеется широкий арсенал инструментов, чтобы обеспечить устойчивость финансового сектора».

Регулятор уверен, что нефтегазовые компании сохранят устойчивое финансовое состояние даже при наиболее неблагоприятной конъюнктуре сырьевых рынков – цене на нефть на уровне $40 за баррель. Обесценение рубля компенсирует снижение экспортных доходов, а изменения налоговой нагрузки в результате «налогового маневра» в текущих условиях являются несущественными, отмечает Банк России. 

В то же время повышенные риски он видит для таких видов деятельности, как строительство, операции с недвижимым имуществом и аренда. На фоне сокращения спроса населения на жилье, ухудшения финансового состояния компаний, арендующих коммерческие площади, «отдельные строительные и девелоперские компании» имеют существенные долги в иностранной валюте, тогда как доля их валютных доходов ограниченна, отмечает ЦБ. В связи с этим «перевод кредитования данного сектора и арендных платежей в рубли будет способствовать повышению устойчивости сектора» к валютным рискам.

Просрочка — главная беда банкиров

Ключевой проблемой для банковского сектора в ближайший год станет реализация кредитных рисков в условиях отрицательной динамики ВВП, предупреждает регулятор. В большинстве отраслей экономики уже наблюдается рост доли «плохих» кредитов на фоне спада деловой активности, констатирует ЦБ. Существенный рост просроченной задолженности с начала 2015 г. отмечается в строительстве, производстве машин и оборудования для сельского хозяйства, торговле. В условиях высокой долговой нагрузки корпоративного сектора ухудшение качества портфеля кредитов компаниям продолжится, предупреждает Банк России.

Ситуация на рынке необеспеченного потребительского кредитования в последние полгода также продолжила ухудшаться, но анализ кредитного качества различных поколений кредитов (винтажей) показывает, что в 2014 г. банки существенно ужесточили стандарты кредитования, отмечается в обзоре. ЦБ ожидает, что доля плохих кредитов достигнет своего пика в 16,5–17% в 2015 г. – первой половине 2016 г., после чего наметится улучшение ситуации.

Из-за реализации кредитного риска произошло значительное сокращение прибыли банковского сектора за счет увеличения резервов на возможные потери по ссудам, что ограничивает возможности капитализации банков. Реализованный в декабре 2014 г. пакет регулятивных послаблений позволил повысить уровень достаточности собственных средств сектора примерно на 1,5 процентного пункта. Вклад этих льгот уменьшился к 1 апреля 2015 г. до 0,5–1,0 процентного пункта по мере стабилизации ситуации на финансовом рынке, указано в обзоре.

ЦБ отмечает, что снижение ключевой ставки в 2015 г. «существенно уменьшает ожидаемые потери от процентного риска», но для его ограничения рекомендует банкирам «улучшать практику управления» этим риском.