Финансы
Бесплатный
Михаил Оверченко
Статья опубликована в № 3879 от 23.07.2015 под заголовком: Китай не отпускает юань

Китай продолжает контролировать курс юаня

На это не влияет очевидный прогресс в реформах финансового рынка

Когда 21 июля 2005 г. Китай объявил, что позволит юаню, который до того был привязан к доллару на уровне 8,28 юаня, торговаться в пределах плюс-минус 0,3% от официального курса, это было воспринято и как намерение Пекина позволить рынку играть более важную роль в определении стоимости валюты, и как шаг навстречу торговым партнерам, жаловавшимся, что недооцененный юань дает китайским товарам преимущество.

С тех пор юань действительно стал гораздо более значимой валютой на мировой арене, МВФ даже будет рассматривать вопрос о включении юаня в свою синтетическую валюту – специальные права заимствования (SDR). Но действия Пекина свидетельствуют: при угрозе стабильности он готов ограничивать влияние рынка.

Китай не хочет видеть, чтобы рынок чего-то пугался, говорит Саша Тиханий, старший валютный стратег Scotiabank в Гонконге: «Обвал на фондовом рынке добавил основание для того, чтобы еще немного ограничить валютный рынок».

За 10 лет юань укрепился к доллару на 30%, а торговый коридор расширился до плюс-минус 2% от официального курса, но в периоды самой большой нестабильности китайские власти фактически замораживали юань. Так, с середины 2008 г., когда разразился мировой финансовый кризис, курс два года стоял на месте. Контроль властей обеспечил стабильный курс и в последние месяцы, когда отмечался беспрецедентный отток капитала из Китая, аналитиков беспокоило замедление китайской экономики, греческий кризис достиг пика, а на китайском фондовом рынке надулся и лопнул пузырь. С начала 2015 г. колебания долларового индекса (курса доллара к корзине валют стран – основных торговых партнеров США) составили 10%, а юаня – всего 1,4%. С начала апреля волатильность была еще ниже – 0,5%.

Аналитики полагают, что беспокойство Пекина относительно оттока капитала – основная причина борьбы за курс в сегодняшних условиях. Валютные резервы Китая в первом полугодии сократились примерно на $150 млрд до $3,694 трлн, хотя положительное сальдо торговли товарами составило $263 млрд: приток средств от торговли перекрывается оттоком капитала, а значит, у инвесторов нет прежней уверенности в перспективах китайской экономики; кроме того, Народный банк Китая продает доллары для поддержания валютного курса. По оценке JPMorgan Chase, в I и II кварталах отток капитала составил примерно по $142 млрд, а совокупный отток, длящийся уже пять кварталов подряд, – $520 млрд.

Сейчас у юаня нет официальной привязки к доллару, но нынешний период более всего напоминает тот период стабильности, что был более 10 лет назад, говорит Хун Го, валютный аналитик Australia and New Zealand Banking Group.

Китай продолжит постепенно либерализовывать финансовый рынок, полагают аналитики. Одновременно с интервенциями в поддержку рынка акций Пекин разрешил центробанкам, суверенным инвестфондам и международным институтам выходить на межбанковский рынок облигаций без предварительного одобрения. Стратегической целью Пекина остается получение юанем статуса резервной валюты. МВФ в мае заметно смягчил позицию, заявив, что «юань больше не недооценен», хотя вмешательство Пекина в ситуацию на фондовом рынке и ограничения на движение капитала могут заставить фонд отклонить заявку на включение юаня в SDR: у резервной валюты не должно быть ограничений на использование.

Даже после десятилетия реформ использование юаня в мире остается относительно небольшим по сравнению с долей Китая в мировом ВВП, торговом обороте и инвестициях, написали аналитики HSBC в свежем отчете.

Использованы материалы FT, WSJ

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать