Статья опубликована в № 3889 от 06.08.2015 под заголовком: Кредиторы из Пхеньяна

В Северной Корее развивается частный рынок финансовых услуг

Практически везде можно получить кредит, а если повезет – то и расплатиться картой

Еще недавно проблема кредитов и обмена валюты для жителей Северной Кореи была неактуальна. Но из-за массового голода в 90-е гг. и экономического коллапса (см. врез) общественная система распределения продуктов рухнула и жителям приходится самим заботиться о себе.

В результате в стране появились зачатки рынка. В первую очередь это торговля, но вместе с ней развиваются кредитование и валютно-обменный бизнес, не регулируемые государством. Люди инвестируют и зарабатывают, говорит аналитик сеульского KDB Bank Ким Ёнхви, жившая в Северной Корее до 2003 г. По ее словам, взять взаймы у негосударственных кредиторов можно почти везде.

Коммерческих банков в Северной Корее нет, как и статистики о движении капитала. Но, по словам перебежчиков, в стране налажена система по инвестированию сбережений в кредиты. Поначалу были и мошеннические схемы, но в последние три года в этом секторе сформировалась определенная культура. «По мере развития бизнеса возрастает роль кредитов, – говорит профессор сеульского Kyungnam University Лим Ыл Чхоль, – особенно если приходится вести бизнес не только с теми, кого хорошо знаешь». Часто гарантами по кредиту выступают друзья или члены семьи.

С чего начинался северокорейский рынок

1995–2000 гг. – более 330 000 человек погибают из-за голода, система распределения продуктов не работает, корейцы нелегально торгуют с Китаем
2002 г. – в стране гиперинфляция, но разрешено свободное ценообразование, фермеры могут распоряжаться частью урожая
2009 г. – девальвация, нацбанк печатает новые деньги, в стране паника
2013 г. – фермерам разрешено выйти из колхозов и оставлять себе до 30% урожая
2014 г. – фермеры оставляют себе 60% урожая, фабрики сами устанавливают зарплаты и продают свой товар на рынке

Популярны кредиты на покупку семян и удобрений – проценты кредиторы получают правами на часть будущего урожая. Берут кредиты и предприниматели на покупку импортных товаров – от яблок до итальянской роскоши. Кредиты дают под проценты, хотя ростовщичество запрещено. Услугами частного сектора пользуются и госструктуры.

Официально разрешены ломбарды, а с 1998 г. разрешена и частная собственность на жилую недвижимость. Сами кредиторы проводят независимую оценку жилья, которое может стать залогом по крупной ссуде. Если заемщик не может расплатиться, залог конфискуется.

В последние годы в Северной Корее расцвела уличная торговля: в ларьках можно купить и зубную пасту, и смартфоны. Формально это запрещено, но власти закрывают глаза или берут дань с торговцев.

До 75% семейного дохода корейцев приходится на частный сектор, отмечает профессор Kookmin University Андрей Ланков. Если в семье есть деньги, они идут на кредитование или открытие ресторанов, компьютерных салонов и др. Стали появляться частные такси и сервисы по доставке. Благодаря мобильным телефонам общаться с клиентами и посредниками стало проще. Возник спрос на посреднические финансовые услуги.

Государство пыталось регулировать черный рынок, но без успеха, а девальвация воны в 2009 г. заставила торговцев перейти на доллары и юани. «В крупных городах пользуются только юанями», – говорит фермер, бежавший в 2013 г. из Северной Кореи в Южную.

В феврале президент северокорейского ЦБ Ким Чон Гюн рассказывал японской газете Choson Sinbo, что страна намерена использовать внутренний капитал, чтобы подстегнуть экономическое развитие. Он также сообщил, что Северная Корея развивает некий «новый финансовый продукт» и призывает граждан активнее пользоваться кредитками.

Очевидцы рассказывают, что с 2011 г. в Северной Корее используются по меньшей мере два вида чиповых карт для хранения местной и иностранной валюты. Картами можно расплатиться в некоторых магазинах, они используются в качестве зарплатных для госслужащих.

WSJ, 5.08.2015