Финансы
Бесплатный
Наталия Биянова
Статья опубликована в № 3923 от 23.09.2015 под заголовком: Главный по пенсии

Анатолий Гавриленко может купить «Газфонд пенсионные накопления»

Это поможет фонду «Газпрома» соблюсти закон, а группе Гавриленко – стать игроком № 1 по размеру накоплений

Корпоративный пенсионный фонд «Газпрома» – «Газфонд» и владелец группы «Алор» Анатолий Гавриленко договариваются об объединении своих фондов, занимающихся пенсионными накоплениями. Об этом «Ведомостям» рассказали два контрагента «Газфонда».

По их словам, речь идет о «дочке» «Газфонда» – «Газфонд пенсионные накопления». Весной 2014 г. большой «Газфонд» выделил его в отдельное юрлицо и передал туда рыночный бизнес – накопительные пенсии (сейчас – 108,6 млрд руб.). «Газфонд ПН» планируется объединить с пенсионными активами Гавриленко – это три НПФ («Наследие», «Промагрофонд», «КИТ финанс»), у которых на троих 210,3 млрд руб. накопительных и 15 млрд корпоративных пенсий. В результате может образоваться пенсионная группа, которая станет игроком № 1 на рынке накоплений (около 320 млрд руб.). У нынешнего лидера – группы «Открытие» 305 млрд руб. накоплений.

Сделка скорее всего будет безденежной, говорят собеседники «Ведомостей»: обсуждается, что стороны получат доли, пропорциональные вкладу фондов в активы объединенной структуры. Таким образом, «Газфонд» может получить 33–35% объединенной группы.

Сделка структурируется через операционную компанию «КИТ финанс пенсионный администратор», говорит собеседник «Ведомостей», стороны обратились за согласованием в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) и ЦБ.

Служба получила ходатайство от «КИТ финанс пенсионный администратор» на приобретение акций НПФ «Газфонд ПН», решение еще не принято, подтвердила начальник управления контроля финансовых рынков ФАС Ирина Смирнова. ЦБ традиционно «не комментирует действующие компании».

Отречение от пенсий

Похожую сделку в августе провел некоммерческий НПФ «Сургутнефтегаз», который по кольцевой схеме владел одноименным дочерним фондом с накопительными пенсиями. «Дочка» была продана некому ООО «Нефть-консалтинг». Но продажа была формальной – фактически владелец пенсионного фонда не меняется, рассказывал контрагент НПФ «Сургутнефтегаз», просто из-за требований закона «исторические» учредители фондов вынуждены отрекаться от своих пенсионных активов. Покупатель «не является для нас неизвестным», признавал исполнительный директор некоммерческого фонда «Сургутнефтегаз» Руслан Габдулхаков.

Для «Газфонда» это вынужденная сделка – с 2016 г. он не сможет выступать акционером дочернего фонда и поэтому ищет партнера, который выступил бы акционером его «дочки», объясняли два человека, близких к «Газфонду» и его управляющей компании «Лидер».

Неудивительно, что выбор пал на Гавриленко: пенсионные фонды, акционером которых он значится, «очень близки» к «Газфонду» и «Лидеру», многие решения эти фонды согласовывают в «Лидере», а не в «Алоре», рассказывали сотрудники этих НПФ. На пенсионном рынке также распространено мнение, что своими фондами Гавриленко-старший владеет в интересах большого «Газфонда».

«Газфонд» на рынке называют денежным мешком «Газпрома». Это крупнейший НПФ страны, он обслуживает пенсионные программы «Газпрома» – к июлю в фонде было накоплено 335 млрд руб. корпоративных пенсий. При этом фонд формально никому не принадлежит – это позволяет ему статус некоммерческой организации. Президент фонда – Юрий Шамалов, сын акционера банка «Россия» Николая Шамалова. Активами «Газфонда» управляет компания «Лидер», ее гендиректор – сын Гавриленко Анатолий Гавриленко-младший. «По факту эта сделка скорее техническая», – признает контрагент «Газфонда».

Дело в том, что регулятор требует от НПФ, привлекающих накопления граждан, большей прозрачности. В 2014 г. ЦБ и Минфин обязали такие фонды преобразоваться из некоммерческих организаций в АО и раскрыть бенефициаров. Большинство так и сделали, но «Газфонд» и ряд других крупных кэптивных фондов предпочли акционироваться по так называемой кольцевой схеме. «Газфонд» разделился на два, один из которых – «Газфонд ПН» стал акционерным и занимается только накоплениями, а его акционером был указан некоммерческий большой «Газфонд».

Это временное решение, предупреждал замминистра финансов Алексей Моисеев: «К 2016 г. такому фонду все равно придется раскрыть финального акционера или уйти с рынка накоплений».

«Раскрыть финального акционера» – значит показать, кому де-юре принадлежит компания, которая выступает акционером НПФ. Это означает, что большой «Газфонд» должен из некоммерческой организации превратиться в АО и показать, кто владеет его акциями.

Большой «Газфонд» к этому не готов. Причина – не в личности акционера, рассказывал финансовый директор «Газфонда» Андрей Кокин (он же гендиректор «Газфонд ПН»): «Газфонд» – фонд «Газпрома», это известно». Дело в том, что при акционировании большого «Газфонда» все активы и обязательства его и его «дочек» будут консолидироваться в отчетности «Газпрома» – это приведет к нарушению обязательств газовой монополии перед инвесторами. «Газфонд» владеет около 49% акций Газпромбанка, баланс которого – почти 5 трлн руб., у самого «Газпрома» – 35,5%. При консолидации банка на «Газпроме» обязательства монополии пробьют ковенанты, объяснял Кокин.

Представители «Газфонда», «Газфонда ПН», «Газпрома» и «Лидера» не ответили на запросы «Ведомостей». Гавриленко-старший и гендиректор «КИТ финанс пенсионный администратор» Антон Шпилев отказались от комментариев.