Финансы
Бесплатный
Мария Каверина
Статья опубликована в № 3952 от 03.11.2015 под заголовком: Банкиры почувствовали дно

Как розничные банки борются с кризисом

Они надеются, что достаточно сократили расходы и кредитные портфели, чтобы выйти из убытков

В 2011–2013 гг. портфели необеспеченных кредитов прибавляли по 60% в год – значительно быстрее, чем доходы населения. Результаты тех бодрых лет банки ощущают и по сей день. Розничные игроки вошли в кризис уже в 2013 г., попав в условия идеального шторма, одновременно наслоились один на другой сразу несколько факторов: повышенная долговая нагрузка населения, возросшая конкуренция и новации Центробанка, который стал уделять больше внимания этому сегменту. Регулятор повысил нормы резервирования по необеспеченным ссудам, а также коэффициенты риска по ссудам с высокими ставками (от 25% в рублях и 20% в валюте). А с 1 июля 2015 г. вступило в силу ограничение полной стоимости кредита (ПСК). В результате заметная часть населения – 5–6 млн человек – оказалась просто отрезана от возможности перекредитоваться. В 2014 г. к этому добавились новые проблемы – девальвация и повышение ключевой ставки и резкое ухудшение платежеспособности населения.

Кризис начал кончаться

Первые девять месяцев 2015 г. показатели лидеров рынка потребительского кредитования неуклонно ухудшались: росли убытки и проблемные долги, а самим банкам пришлось сильно сократить количество сотрудников, отделений и набор предлагаемых клиентам операций. Впрочем, к сентябрю розничные банки наконец нашли равновесие в новых экономических условиях. В III квартале большинство розничных монолайнеров показали прибыль, следует из их российской отчетности: «Восточный экспресс» получил 4,5 млн руб. прибыли, «ОТП банк» –148 млн руб. Больше всех заработали Совкомбанк и «Тинькофф банк» – по 1 млрд руб. и «Русский стандарт» – 1,9 млрд руб., впрочем, последний только за счет получения финансовой помощи от акционера на 9,3 млрд руб.

«Хоум кредит» также улучшил финансовый результат – убыток по итогам квартала сократился с 4 млрд до 1,2 млрд руб., «Ренессанс кредит» получил убыток в 1,5 млрд руб. против 2 млрд руб. в предыдущем квартале.

Улучшение прибыльности в III квартале по сравнению со II говорит о том, что есть умеренное улучшение качества активов, считает аналитик Fitch Дмитрий Васильев. «Новые кредиты розничным заемщикам ведут себя гораздо лучше старых, показывают более низкую просрочку. В какой-то степени розничный сектор достиг дна, хуже быть уже не должно», – полагает Ярослав Совгира из Moody’s. «Но в отчетности мы это улучшение еще долго не заметим – на рынок сильное влияние оказывают серьезное сокращение кредитного портфеля, давление на маржу из-за увеличения стоимости фондирования», – добавляет он, дно в полной мере проявится через 6–9 месяцев из-за большого отложенного эффекта.

Ставки не сыграли

В 2013 г., по данным портала moneymatika.ru, максимальные ставки по потребительским кредитам «Ренессанс кредита» доходили до 74,9%, «Хоум кредита» – до 69,9%, «Восточного экспресса» – до 36,5%, а Совкомбанк и «Русский стандарт» кредитовали под 36% годовых. Сейчас ПСК, установленная ЦБ на III квартал, по автокредитам на новые машины составляет 21,8%, по потребкредитам с лимитом кредитования – 23,7–27,9% (в зависимости от лимита), по POS-кредитам (кредиты, оформляемые в магазинах. – «Ведомости») – 31,6–48,5%, по нецелевым потребительским кредитам – 22,1–42,9% годовых. Банки не могут превышать эти значения больше чем на треть.

Темпы роста просроченной задолженности остаются умеренными, но в целом ниже, чем в прошлом году, говорит гендиректор «Объединенного кредитного бюро» Даниэль Зеленский: «Мы наблюдаем замедление темпов роста долгов сроком от 90 дней». Также, по его словам, продолжает снижаться доля просроченных долгов сроком от 30–60 дней, что говорит о «более внимательном подходе банков к процессу взыскания». Банки вовремя скорректировали кредитные стратегии после резкого роста просрочки в начале года, а заемщики стали чуть более ответственно подходить к выполнению кредитных обязательств, подытоживает он.

Это не просто стабилизация ситуации, риски улучшаются, уверяет главный управляющий директор Альфа-банка Алексей Марей, это длится уже 3–4 месяца. В портфеле Альфа-банка старые кредиты стали обслуживаться лучше, качество новых кредитов было изначально неплохим, так как банк адаптировал модель к изменившейся реальности, объясняет он.

Самыми непростыми были конец 2014 г. и первые месяцы 2015 г., согласен предправления банка «Восточный» Алексей Кордичев, однако начиная с апреля рост просроченной задолженности остановился за счет улучшения показателей взыскания проблемных долгов и повышения качества новых выданных кредитов. Это результат комплекса мер: изменения кредитной политики, выхода из убыточных (за счет высокого риска) регионов, реализации стратегии по диверсификации клиентского сегмента, полагает он.

Снижение доли просрочки отмечают и другие банки. По итогам 2014 г. доля неработающих кредитов (NPL) составляла 15,6%, а уже по итогам первого полугодия 2015 г. – 15,1%, говорит предправления «Хоум кредита» Юрий Андресов. Сейчас, по его словам, банк выдает новым клиентам только POS-кредиты, а кредиты наличными и кредитные карты предлагает проверенным. «Часто люди при возникновении финансовых сложностей считают, что обналичивание всего лимита кредитной карты поможет им в трудной ситуации. Но, как показывает практика, такая тактика неизбежно приводит к дефолту заемщика и росту просрочки на величину всего кредитного лимита и процентов», – подмечает он: если же человек перестает платить по кредиту наличными, то просроченная задолженность вырастет только на сумму задолженности, оставшейся на момент дефолта.

С начала 2015 г. уровень просроченной задолженности в портфеле планомерно снижается, по данным МСФО: IV квартал 2014 г. – 14,5%, II квартал 2015 г. – 14,3%, уточняет президент «Тинькофф банка» Оливер Хьюз.

Как избавляются от долгов

Практически для всех опрошенных банков заметным подспорьем в борьбе за чистоту баланса является продажа проблемных долгов. В III квартале «ВТБ 24» провел ряд сделок уступки прав требования общим объемом 14,1 млрд руб. (по основному долгу), до конца года банк планирует уступить 16 млрд руб. по основному долгу (розничные кредиты и кредиты малому бизнесу), сообщил его представитель. Еще 4 млрд руб. безнадежной задолженности с начала года «ВТБ 24» списал, указывает он.

В апреле – мае «Хоум кредит» продал портфель просроченной задолженности, примерно соответствующий средним лотам на рынке, говорит Андресов, не называя конкретных цифр. До конца года, по его словам, банк больше не планирует продавать долги. Значительного снижения цен на розничные долги в последние полгода не наблюдалось, отмечает Андресов, хотя в 2014 г. цены снижались в 2,5–3 раза, по этой причине банк не продавал портфели.

Объем проданных проблемных портфелей «Восточного» в 2015 г. сравним с продажами прошлого года, говорит Кордичев. Сейчас цены продаж проблемных портфелей составляют 1–3%, отмечает он: «Для нас эта цена комфортна». А вот Совкомбанк считает невыгодным продажу портфеля, следует из слов его совладельца Сергея Хотимского. «Тинькофф банк» в 2014 г. всего продал 1,4 млрд руб., основная часть пришлась на I квартал, в этом году банк также продавал проблемные кредиты, говорит Хьюз.

Столица стала жить в долг

За девять месяцев 2015 г. рынок необеспеченного потребительского кредитования сократился почти на 10%, следует из статистики ЦБ. Cильнее всего с начала года кредитный портфель похудел у «Восточного экспресса» – на 27,7%, или 36,4 млрд руб., ХКФ – 25,5%, или 52 млрд руб., и ОТП – 24% (24 млрд руб.).

Удалось нарастить портфель лишь «Тинькофф банку» – на 3,9%, или 2,7 млрд руб., следует из российской отчетности. В 2015 г. портфель растет как органически, так и неорганически, указывает Хьюз. «Органический рост связан c тем, что мы увеличиваем выпуск кредитных карт: в начале года выпускали около 30 000 карт в месяц, сейчас – 65 000–70 000 карт в месяц, к концу года прогнозируем выпуск на уровне 90 000 карт в месяц», – рассказывает он. Неорганический рост связан с приобретениями качественных портфелей у других игроков: в июне, июле и октябре 2015 г. «Тинькофф банк» провел четыре сделки по приобретению части портфеля кредитных карт у «Связного банка» на 6,4 млрд руб.

Розничные выдачи «Восточного» с начала года уменьшились в 2,5 раза, говорит Кордичев, тем не менее розничное кредитование остается основным источником дохода банка. Доля одобрения в выдаче кредитов сейчас составляет 20–30%, рассказывает он. Средняя сумма кредита наличными в 2015 г. снизилась на 18% относительно прошлого года – сам клиент стал более тщательно планировать свою кредитную нагрузку, банк подходит к выдачам с позиции ответственного кредитования, не возлагая на заемщика излишних обязательств, говорит Кордичев.

Однако средняя сумма по POS-кредитам растет, замечает Андресов, по POS-кредитам она сейчас составляет около 25 000 руб., по кредитам наличными – более 100 000 руб. В текущей непростой экономической ситуации люди отказывают себе в крупных тратах, таких, например, как ремонт, который является самой распространенной целью кредита наличными, но стараются порадовать себя чем-то не настолько дорогим, говорит он. «Люди, которым раньше не требовался кредит, чтобы купить, например, смартфон, теперь становятся нашими POS-клиентами. Самый большой рост POS-кредитования с начала кризиса у нас случился в Москве и Санкт-Петербурге. Раньше доля POS-кредитования от розничного оборота в этих городах у нас составляла 10–17%, теперь она достигла 15–25%», – замечает Андресов.

Переварить убытки

Розничные игроки хоть и начали зарабатывать, размер их потерь не перекрыт, и он впечатляет. По итогам трех кварталов практически все они убыточны. Самые крупные – у банка «Хоум кредит» – 10,7 млрд руб. и «Ренессанс кредита» – 6,6 млрд руб. Совокупную прибыль за три квартала показали Совкомбанк (5,9 млрд руб.) и «Тинькофф банк» (1,6 млрд руб.). Слабая капитализация и у «Восточного экспресса», отмечало в октябре Fitch. Акционеры последнего могут докапитализировать банк на сумму около 3 млрд руб. до конца года, а «Русский стандарт» договорился с держателями облигаций о реструктуризации двух выпусков облигаций и получил часть активов своего собственника Рустама Тарико в капитал.

Лучше всех ситуация у Совкомбанка и банка «Тинькофф», считает Васильев: основной розничный бизнес обоих банков работает в прибыль по итогам трех кварталов. «Совкомбанк заработал очень много (более 10 млрд руб. за первое полугодие 2015 г.) на переоценке ценных бумаг, но даже если вычесть эти доходы, то получится, что розничный бизнес банка прибылен», – считает он. «Однако розничный бизнес как был, так и остался потенциальной зоной риска для качества активов», – говорит Васильев.

«Банк зарабатывает на всем понемногу, у нас нет неприбыльных бизнес-линий или продуктов – это и розничное направление, и корпоративное, и ценные бумаги», – не согласен Хотимский. Портфель ценных бумаг составляет существенную часть доходов в этом году, признает он. Но и без него рентабельность капитала оставалась бы несколько выше средней, замечает он.

Большой портфель ценных бумаг однако не спас «Русский стандарт» – банк покупал их с меньшим дисконтом. К тому же банк выплачивал акционеру щедрые дивиденды в 2012–2013 гг., поэтому банк подошел к кризису с недостаточным уровнем запаса по капиталу. В первом полугодии банк получил рекордный убыток – 22 млрд руб., его капитал снизился с 16 млрд до 0,6 млрд руб. из-за обилия проблемных кредитов.

«Дефолтность заемщика может зависеть от среднего размера кредита, – возможно, это одна из причин меньших проблем с качеством активов в Cовкомбанке и банке «Тинькофф», – считает Васильев. «У всех розничных банков примерно одного качества заемщики с сопоставимым уровнем дохода и долговой нагрузкой, часто это одни и те же люди, которые берут кредиты сразу в нескольких банках. Но чем меньше средний размер кредита, тем меньше долг банку, а значит, и потери», – говорит он. У «Тинькофф банка» выше маржа, но банк не попадает на дополнительное риск-взвешивание своих кредитов, добавляет Васильев, большой компонент выручки банка не попадает в расчет ПСК, например, комиссии за снятие наличных в банкомате.

Новых бизнес-идей нет

Вторая половина года традиционно у всех банков лучше первой, поэтому пока нельзя сказать однозначно, пройден ли пик кризиса розничного сегмента, считает Васильев. Выводы о том, что ситуация принципиально изменилась в лучшую сторону, он считает преждевременными. Январь 2016 г. и I квартал 2016 г. в целом снова может стать убыточным для большинства розничных банков, прогнозирует он. Новая выдача выглядит лучше на раннем этапе, однако устойчивость этого тренда пока не проверена временем, замечает Васильев: качество активов может ухудшаться и дальше, но уже не из-за агрессивных стандартов андеррайтинга банков и быстрого роста портфелей, а из-за того, что падают реальные доходы населения и заемщику становится просто нечем платить.

«Мы ожидаем, что уже в 2016 г. выдачи кредитов вырастут на 5–10%», – говорит Юрий Грибанов из Frank Research Group.

Розничные банки больше не будут настолько прибыльными, как раньше, но достичь какого-то разумного уровня прибыльности возможно, добавляет Васильев. Для этого, по его мнению, банкам необходимо полностью поглотить убытки от плохих кредитов, выданных на пике роста в 2012–2013 гг., дождаться оживления экономики, чтобы у людей снова начали расти реальные доходы и потребление. Однако в новом кредитовании нужно консервативно подойти к росту, рискам и ценообразованию, чтобы рынок вновь не перегрелся, замечает Васильев.

Что уже сделали монолайнеры, чтобы выжить в новой реальности, – радикально сократили свои расходы (см. график), а именно сократили сеть отделений и персонал значительно, отмечает Грибанов, это облегчило их ситуацию. Следующий шаг – научиться зарабатывать в новых условиях, замечает он, при этом радикальной переориентации на новый сегмент сделать невозможно, потому что есть инерция бренда, инерция клиентов и даже инерция сотрудников.

Люди по-прежнему будут нуждаться в кредитах, розничное кредитование как индустрия никуда не денется, но модель высоких ставок себя изжила, согласен Марей. С учетом того что ЦБ поменял свою политику в отношении ставок, зарабатывать исключительно на кредитовании сегмента, близкого к subprime, стало практически невозможно, говорит он.

Речь не идет о новой бизнес-идее, считает Андресов, это не революция, а эволюция. «Сейчас на первый план выходит все, что связано с digital и развитием дистанционных каналов обслуживания и продаж. Банки ведут борьбу за качественного клиента, а значит, возрастает роль сервиса и качества клиентского обслуживания. Сеть необходимо перепрофилировать на консультации по сложным продуктам и прием депозитов, а все простые повторяющиеся операции уводить в онлайн», – считает Андресов.

Некоторые банки заявляют о переориентации бизнеса, стремлении стать универсальным банком, среди них Совкомбанк, «Восточный экспресс», также новую модель ищет ОТП. Многие заявляют, что станут транзакционным банком, будут обслуживать малый и средний бизнес, будут зарабатывать на комиссиях и платежах, но это история не одного года, замечает Марей, Альфа-банк делал это 10 лет: «Мы объявили о переориентации бизнеса в 2003 г., а стали зарабатывать лишь в 2008–2009 гг., вложив десятки миллионов долларов в IT-технологии».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать