Статья опубликована в № 3960 от 16.11.2015 под заголовком: Мособлбанку «отдали все»

Мособлбанк договорился с бывшими руководителями о компенсации ущерба

Они согласились «отдать все», что у них есть, в обмен на смягчение приговора

Соглашение о добровольном возмещении ущерба (есть у «Ведомостей») было заключено 11 ноября Мальчевским, бывшими зампредом правления Мособлбанка Юлией Зединой, предправления и акционером банка Виктором Яниным и их доверенными лицами с банком как потерпевшей стороной, рассказал «Ведомостям» председатель совета директоров Мособлбанка Артем Оболенский (интервью с ним см. на стр. 08). Мособлбанк и так получил бы эти активы, но на прохождение всех процедур ушло бы несколько лет, во время которых существует риск утраты и износа активов, поясняет он. «Мы получили максимально возможный результат, – говорит Оболенский. – Наверное, в новейшей истории РФ это прецедент, когда банк упал, жулики сидят и хотя бы те активы, которые [у них] есть, удалось вернуть».

Адвокат Владимир Жеребенков также не припомнил подобного: «Впервые сталкиваюсь с таким случаем, когда удалось привлечь к ответственности и добиться добровольного возмещения ущерба от владельцев и руководства разорившегося банка».

Полтора года назад стало известно о многомиллиардных махинациях с вкладами в Мособлбанке, который в мае 2014 г. был передан на санацию «СМП банку» братьев Ротенбергов. Для обхода ограничений ЦБ на привлечение средств физлиц прежняя администрация Мособлбанка выводила вклады за баланс, зачисляя деньги на счета юрлиц без ведома вкладчиков. Ближе ко дню возврата вклада на счет физлица поступала списанная сумма с процентами. ЦБ установил, что за баланс Мособлбанка было выведено 76 млрд руб. – деньги свыше 350 000 вкладчиков.

По заявлению новой команды Мособлбанка было возбуждено уголовное дело и арестован Янин. Ему предъявлено обвинение в мошенничестве в крупном размере, совершенном группой лиц (до 10 лет лишения свободы). В июне Янин был осужден на шесть лет, признав нанесенный им банку ущерб в 578 млн руб. Дело о мошенническом присвоении более 70 млрд руб., принадлежавших Мособлбанку, было выделено в отдельное производство. В июне Тверской суд арестовал Мальчевского и Зедину. Все трое еще летом свою вину отрицали. Еще два фигуранта этого дела – бывший зампред правления Мособлбанка Дмитрий Васильев и экс-президент банковского холдинга РФК Александр Мальчевский, сын Анджея Мальчевского, заочно арестованы и объявлены в международный розыск.

По словам Оболенского, Мальчевский признал свою вину – это подтвердил «Ведомостям» и его адвокат, как и Зедина, которая переведена из сизо под домашний арест. Она «знала, где что взять и как отдать» и «оказала серьезный вклад в добровольный возврат активов», объяснил Оболенский, также следствие учло несовершеннолетнего ребенка на ее попечении. «Мы понимаем, что они отдали все в рамках сделки со следствием», – говорит он.

Прощения не будет

«Надеемся, что следствие не рассматривает возможность изменения меры пресечения Анджею Мальчевскому и по итогам суда обвиняемые получат объективное наказание, несмотря на все смягчающие обстоятельства, – говорит Оболенский. – Этот приговор <...> должен оказать превентивное воздействие на нечестных банкиров».

«Все» – это более 300 объектов недвижимости, среди которых квартиры, земельные участки, здания, права на аренду земли суммарной кадастровой стоимостью свыше 830 млн руб., а также движимое имущество, которое имеется на этих объектах, следует из соглашения.

После независимой оценки полученного имущества будет выработан план реализации каждого актива, говорит Оболенский. Вырученные средства пойдут на погашение санационного кредита АСВ, рассказывает Оболенский, по мнению которого от реализации активов (крупнейший – конный парк «Русь») реально получить лишь несколько миллиардов рублей.

Соглашение предусматривает: если обвиняемые заявят ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном статьей 40 УПК РФ (о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства), Мособлбанк «обязуется заявить о своем согласии с таким ходатайством» с передачей заявленного им гражданского иска для рассмотрения в гражданском судопроизводстве – но только при условии «надлежащего исполнения» ими и их доверенными лицами всех обязательств, т. е. после передачи имущества банку.

УПК дает обвиняемым право заявить о согласии с предъявленными им обвинениями и ходатайствовать о постановлении приговора в особом порядке, говорит партнер компании «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская. Но для реализации этого права необходимо согласие потерпевшего, а также обвинителя, иначе судебное разбирательство будет проходить в общем порядке. «Особый порядок – это сокращенная форма уголовного судопроизводства, в ходе которой не проводится судебное следствие, не допрашиваются свидетели, не анализируются доказательства, – напоминает Бурковская. – Он позволяет быстро постановить приговор с учетом согласия стороны обвинения (прокурора, потерпевшего) и стороны защиты». Кроме того, при особом порядке наказание не может быть больше 2/3 от максимального, предусмотренного соответствующей статьей УК.

Вот только на практике при рассмотрении дела в общем порядке суды назначают более мягкое наказание, чем при особом, – 5–6 лет, а не 6,5 года при максимальной санкции в 10 лет, отмечает Бурковская.

Согласие потерпевших на рассмотрение дела в особом порядке – декларативный пункт этого соглашения, который не накладывает на них никаких обязательств, отметил адвокат Мальчевского Андрей Соломенный: «Они могут сделать это, а могут не сделать. А мнение прокурора станет известно на суде».