Статья опубликована в № 3982 от 16.12.2015 под заголовком: Тяжесть легких денег

«Мусорных облигаций» в США стало так много, что это может обернуться локальным кризисом

Рынок долгое время предпочитал их не замечать

С 2008 г., когда Федеральная резервная система США (ФРС) снизила ставки до нуля, инвесторы вложили в фонды «мусорных (высокодоходных) облигаций» $240 млрд, а размер этого рынка достиг $2,2 трлн (данные Bloomberg). «На рынке было очень много денег, а фондам «бросовых корпоративных бондов» нужно было во что-то вкладываться, поскольку инвесторы не платят управляющим за то, чтобы они сидели в кэше», – говорит управляющий DoubleLine Capital Бонни Бейха.

Облигации с бросовым рейтингом активно размещали фармацевтические и медийные компании, телекомы, производители полупроводников и ритейлеры. Но многие заемщики сейчас переживают трудности. В марте производитель сланцевой нефти American Eagle Energy допустил дефолт по «мусорному займу» на $175 млн, а в мае сообщил о банкротстве. Сейчас его долг торгуется по цене, равной 5% от номинала. Ритейлер J.Crew в 2013 г. разместил ноты на сумму $500 млн, доход по которым выплачивается не деньгами, а долгом компании. Эти ноты, размещавшиеся в пользу фондов прямых инвестиций, которые владеют J.Crew, торгуются по 27% от номинала. «Слишком много плохих компаний получали финансирование, которого не должны были получать, – говорит гендиректор CMG Capital Management Стив Блюментал. – Многие из них не выживут» (цитата по Bloomberg).

Доходность облигаций с «бросовым рейтингом» (ССС+ и ниже) выросла с 7% во времена кредитного бума до нынешних 17%, а задолженность эмитентов превышает их годовую прибыль в 6,9 раза – это максимум с 1998 г. (данные BofA Merrill Lynch). «Кредитные риски растут, – предупреждает аналитик S&P Дэвид Тишер. – И хотя ситуация ухудшается, она остается управляемой, в ближайшие годы у компаний будут проблемы с надежностью долгов». Об опасности «бросовых бондов» не раз предупреждали звездные инвесторы: Джеффри Гундлах, Карл Айкан и Билл Гросс.

В ноябре возникли проблемы с ликвидностью – две трети сделок с бондами, имеющими рейтинг BB по шкале S&P, совершалось с 20% компаний, а для бондов с рейтингом ССС избирательность была еще большей. Если в последние две недели декабря не произойдет чуда, инвесторам не избежать первого убытка с 2008 г.

В понедельник Lucidus Capital Partners сообщила о ликвидации портфеля бондов – в январе она вернет инвесторам $900 млн. Фонды «бросовых бондов» Third Avenue Management и Stone Lion Capital Partners прекратили выдавать деньги инвесторам, поскольку у них не осталось ликвидных инструментов.

На прошлой неделе инвесторы фондов «бросовых бондов» забрали из них $3,5 млрд – максимум за полтора года (данные Lipper). В пятницу Waddle & Reed Financial и AllianceBernstein, у которых есть большие фонды «бросовых бондов», подешевели на 7,5 и 7%.

Хотя проблемы «бросовых бондов» сконцентрированы в США, трудности появляются и в Европе. За 10 дней пятилетний контракт на страховку от дефолта «бросовых бондов» европейских компаний на сумму $10 млн подорожал с $294 000 до $360 000 (данные Markit).

Все же участники рынка призывают не преувеличивать масштаб проблемы. После сообщения Third Avenue о прекращении выдачи денег аналитики чикагской Driehaus Capital Management написали, что это событие далеко не крушение Bear Stearns. Уверенности рынку добавляет и тот факт, что у пятерки крупнейших банков США таких инструментов на балансах немного – $6,7 млрд, или менее 1% основного капитала. Для сравнения: у Lehman Brothers в конце 2007 г. было $25,2 млрд «бросовых бондов» при $21,4 млрд капитала (данные Bloomberg).

Использована информация WSJ, FT