Финансы
Бесплатный
Наталия Биянова
Статья опубликована в № 3983 от 17.12.2015 под заголовком: Управляющие поработали бесплатно

Управляющие компании пострадали от банкротств пенсионных фондов

Они заработали клиентам-банкротам доход, но остались без вознаграждения

«Мы [в этом году] окажемся без вознаграждения, причитающегося нам от нескольких клиентов-НПФ, у которых была отозвана лицензия», – рассказал гендиректор УК «Капиталъ» Вадим Сосков.

После отзыва лицензии у НПФ его доверительные управляющие попадают в третью очередь кредиторов. А учитывая, что у большинства банкротов-НПФ не хватает активов расплатиться даже по обязательствам перед застрахованными и вкладчиками (относятся к первой очереди), у управляющих компаний практически нет шансов получить с банкрота свое вознаграждение.

Среди клиентов УК «Капиталъ» в этом году обанкротились четыре пенсионных фонда. Два из них входили в группу Анатолия Мотылева – это НПФ «Солнце. Жизнь. Пенсия» и НПФ «Уралоборонзаводский», потерявшие лицензию в августе, а также небольшие НПФ «Благовест» (связан с акционерами Дил-банка) и «Благоденствие».

Эти клиенты остались должны УК «Капиталъ» 9,3 млн руб. – вознаграждение за полученный в этом году инвестиционный доход по рыночной части портфеля, которой управлял УК «Капиталъ». Какие именно суммы эти четыре клиента доверяли «Капиталу», Сосков не раскрывает, но говорит, что по условиям договоров с этими НПФ вознаграждение составляло «в среднем 6% от полученного инвестдохода».

«Львиную долю своих средств эти фонды инвестировали через карманную УК, которая фактически занималась выводом денег через покупку активов, которые ЦБ впоследствии признал сомнительными», – говорит Сосков, отмечая, что при такой практике никакие системы риск-менеджмента, которые внедряют рыночные управляющие, не способны защитить пенсионные инвестиции.

Очистить пенсионный рынок от недобросовестных УК позволило бы введение отдельной лицензии на управление пенсионными средствами, считает Сосков.

У Центробанка другая позиция. «Я согласен, что существуют управляющие компании, из-за недобросовестных действий которых НПФ лишаются лицензии, – говорит директор департамента коллективных инвестиций и доверительного управления Банка России Филипп Габуния. – Но я не уверен, что нужно вводить для НПФ требование иметь много управляющих компаний».

С июля 2016 г. начнут действовать новые требования к управлению рисками НПФ, напоминает Габуния, и это «автоматически повысит требования к управляющим компаниям» и поспособствует «уходу с рынка недобросовестных игроков».

Большинство пенсионных фондов традиционно передают до 90% своего портфеля родственным управляющим компаниям, а те структурируют инвестиции, через разные инструменты направляя пенсионные средства в проекты, интересные акционерам, говорит топ-менеджер крупной финансовой группы. Формально доказать связи между фондом и управляющей компанией сложно: УК не обязаны раскрывать своего бенефициара.

Например, семь фондов Мотылева через родственную УК «Интерфин капитал» размещали свыше 99% своих средств.

Фактически во всех фондах – от крупных до совсем мелких – есть якорная управляющая компания или группа УК, через которую и реализуется инвестполитика, отмечает управляющий директор по корпоративным рейтингам RAEX Павел Митрофанов. По оцениваемым RAEX фондам доля инвестиций через якорного управляющего сильно различается, отмечает Митрофанов: «Есть случаи, где почти 100% портфеля фонда инвестируется через близкие УК, есть поменьше – 70–80%, но уж не меньше половины [средств фонда] практически всегда размещается через кэптивную УК».

В случае недобросовестных владельцев работа через родственную УК «может обернуться выводом активов, как это произошло с фондами Мотылева», признает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать