Держатели кредитных нот «Траста» начали проигрывать суды

По мнению держателей нот, тому причиной могло стать решение Мосгорсуда, поддержавшего банк
После того как Мосгорсуд поддержал банк «Траст» в споре с держателями его кредитных нот, на сторону банка начали вставать другие судьи /Е. Разумный

Басманный суд Москвы в конце прошлой недели вынес два решения в пользу банка «Траст» в споре с держателями кредитных нот. На прошлой неделе отказ в возврате вложенных в ноты средств по решению Басманного суда получили держатели нот Вячеслав Павлов и Анатолий Дунюшин. На сайте Басманного суда информации о вынесенных решениях нет, связаться с его представителем в субботу не удалось. По словам представителя инициативной группы держателей нот Александра Очкова, основание и предмет иска у обоих дел были разные.

Павлов требовал возврата денег, пытаясь доказать, что оформил «специфичный вклад под ценные бумаги»: «Так нам объяснил это банк. О рисках потери средств нас никто не предупреждал – это подтверждает заявление управляющего банка в Липецке, которое мы представили суду».

Дунюшин требовал соблюдать условия договора, говорит его представитель: «В них прописано, что банк обязуется найти покупателя или сам выкупить бумагу». «Траст» заключал с держателями нот разные типы договоров, замечает представитель Дунюшина, у которого он был агентский, а не брокерский – по Гражданскому кодексу агент в отличие от брокера берет на себя ответственность, если с бумагами что-то случается.

Оба считают, что решения Басманного суда стали следствием позиции Мосгорсуда, который неделей ранее встал на сторону банка. Мосгорсуд оказался первым из судов второй инстанции, который вынес решение не в пользу держателей нот. До сих пор суды второй инстанции были в регионах и вставали на сторону клиентов банка. В Басманном суде примерно 80 таких дел – судьи говорили, что откладывали их рассмотрение, так как дожидались решения Мосгорсуда, рассказывает Очков.

«У суда есть право рассмотрения и вынесения решения, которое включает всестороннюю оценку обстоятельств конкретного дела. Поэтому нельзя утверждать, что Басманный суд автоматически скопировал решение Мосгорсуда», – полагает Ольга Плешанова из «Инфралекса».

Исход этих двух дел директор блока по работе с непрофильными активами «Траста» Николай Мыльников не комментирует. Но решения судов в пользу банка его не удивляют – клиенты пытались добиться рассмотрения дел с позиций закона «О защите прав потребителей», приравнивая ноты к депозиту или сделкам репо. «Но инвестиции в ноты не вклад или сделка репо, а правовые отношения брокера и клиента не регулируются этим законом, – настаивает он. – Формируется база судебных решений, основанная на реалистичном понимании этого инвестиционного инструмента. И мы рассчитываем, что оно станет основой для дел по нотам вне зависимости от уровня или расположения суда».

Исход дела зависит от доказательной базы, от того, насколько она была полной и продуманной, говорит Радик Лотфуллин из Nektorov, Saveliev & Partners (представляет интересы некоторых держателей нот): «У нас в деле пять свидетелей, бывших и действующих сотрудников банка, которые утверждают, что о рисках кредитных нот не предупреждали и, более того, сами не знали о них. Мы считаем неверным говорить, что все решения подгоняются под одну гребенку».