Статья опубликована в № 4028 от 04.03.2016 под заголовком: Капля нефти в кредитном портфеле

Просроченные кредиты нефтегазовым компаниям становятся проблемой для банков США

Но они контролируют ситуацию и блокируют доступ к кредитным линиям

У четверки крупнейших банков США – JPMorgan Chase, Bank of America (BofA), Wells Fargo и Citigroup – энергетические риски составляют 1,5–3,5% кредитного портфеля, сообщает WSJ.

На прошлой неделе Wells Fargo зарезервировал дополнительно $1,2 млрд на возможные потери по ссудам нефтегазовым компаниям. Хотя они составляют лишь 2% кредитного портфеля банка, на них приходится 10% резервов. За 2015 г. размер просроченных нефтегазовых кредитов у Wells Fargo увеличился в 10 раз – с $76 млн до $844 млн.

Летом 2015 г. финансовый директор Wells Fargo Джон Шрусберри уверял, что угроза роста просроченных кредитов энергетическому сектору «несущественна». Теперь тональность совсем другая. «Если цены на нефть еще долго будут низкими, это приведет к ухудшению качества кредитного портфеля и росту проблемных активов», – говорится в документах банка.

У JPMorgan общий риск на энергетический сектор составляет $44 млрд, но $30 млрд – это кредиты, по которым соглашения подписаны, но деньги еще не выданы. У BofA $22,6 млрд невыбранных кредитных линий, у Wells Fargo – $24,6 млрд.

Гендиректор JPMorgan Джейми Даймон утверждает, что невыбранные кредитные линии предназначены компаниям с инвестиционным рейтингом и велика вероятность, что ими так и не воспользуются. Тем не менее JPMorgan в I квартале планирует увеличить резервы по кредитам энергетическому сектору на $500 млн до $1,32 млрд. При худшем сценарии – если цена на нефть на протяжении 1,5 года будет на уровне $25 за баррель – банку понадобится еще $1,5 млрд резервов. Банк с этим справится, уверен Даймон: «Это капля в море».

Wells Fargo также опасается «возникновения трудностей с кредитами» в регионах, где жители массово заняты в нефтегазовом секторе. Его кредитные резервы составляют $12,5 млрд, кредитный портфель – $917 млрд, доля кредитов нефтегазовому сектору – 2%.

С учетом невыбранных линий риски четверки крупнейших банков на энергетический сектор возрастают в 2,5 раза до $186 млрд, пишет WSJ. Но хотя стимул воспользоваться этими деньгами у компаний есть, поскольку нефть по-прежнему дешева, они не могут делать это автоматически. Обычно кредитные соглашения содержат ковенанты, позволяющие банкам отсечь нежелательного заемщика в случае появления у него финансовых трудностей. Кроме того, условия кредитов нефтегазовым компаниям постоянно пересматриваются в соответствии с запасами нефти, которые обычно служат обеспечением по кредитам.

Тем не менее причин для паники нет, полагают инвесторы и банкиры. Они напоминают, что во время нефтяного кризиса 1980-х гг. банкам США пришлось списать 10–15% стоимости кредитов, выданных нефтегазовым компаниям. Сейчас в случае столь же сильного и затяжного кризиса на рынке нефти и при условии, что кредитные линии будут выбраны полностью, например, JPMorgan придется списать стоимость активов, равную 3,6% его капитала первого уровня, Citigroup – 5,9% (данные WSJ).

Мих.Дм.
06:36 04.03.2016
Поскольку закупки оружия, автомобилей, машин и оборудования в развитых государствах странами-экспортерами нефти уменьшаются, у первых возникает кризис сбыта, а у вторых уменьшается потребление. Конечно, рядовые потребители бензина выигрывают от его удешевления, но куда девать избыточные промышленные мощности вместе с их сотрудниками? От обвала нефтяных цен вроде бы выигрывают потребители в США, ЕС и Японии. Но деньги от экспорта нефти, шедшие раньше в их экономику (за импорт их продукции, в виде инвестиций и т.д.) больше не идут. Производство в развитых странах падает, так как с падением цен на нефть спрос на индустриальные товары уменьшается. В результате большие производственные мощности и в нефтяной отрасли, и в производстве экспортных (в нефтедобывающие страны) товаров оказываются ненужными. Сокращение мировой торговли уменьшает совокупный ВВП. Это и есть причины кризиса, в том числе дефолтных кредитов.
00
Комментировать