Статья опубликована в № 4032 от 14.03.2016 под заголовком: 122 млн евро за управление

Александр Лебедев требует с бывшего менеджера 122 млн евро

Кипрский суд заморозил счета и активы бывшего гендиректора Национальной резервной корпорации Анатолия Данилицкого

Лебедев добивается в кипрском суде взыскания с Данилицкого и его структур ущерба в 122 млн евро, который тот, по мнению Лебедева, нанес холдингу НРК.

«Преступные действия» топ-менеджеров НРК привели к ущербу истцов на 122 млн евро, указано в заявлении (копия есть у «Ведомостей»), которое было подано в окружной суд Никосии 23 декабря 2015 г. от лица Лебедева и 10 компаний. 29 декабря суд постановил заморозить счета и активы заявленных в иске ответчиков в размере 122 млн евро, следует из судебного решения, русский перевод которого размещен на сайте Лебедева (копия решения суда на греческом языке есть у «Ведомостей»). Запрос в суд Никосии остался без ответа.

Ответчиками по иску заявлены Данилицкий и шесть компаний, по мнению истцов, связанных с ним.

Ущерб возник в результате «ненадлежащего использования ответчиком полномочий», которые были предоставлены ему истцами с января 2004 г. по 12 мая 2009 г., указано в документах. В 2004–2007 гг. Лебедев был депутатом Госдумы и в соответствии с законом не мог сам управлять бизнесом. Эти полномочия были переданы Данилицкому, в тот период гендиректору НРК, объясняет представитель Лебедева. «Преступными действиями» ответчиков в иске названы, в частности, «необоснованные платежи», осуществленные по фальсифицированным и подложным документам и договорам «в интересах ответчиков и третьих лиц». Что это за «третьи лица», представитель Лебедева не сказал. Дата рассмотрения иска по существу, по его словам, пока не назначена.

Большой обман

В октябре 2011 г. лондонское подразделение финансовой корпорации «Открытие» подало в Высокий суд Лондона иск к своему бывшему менеджеру Джорджу Урумову. Компания обвинила его в присвоении большей части из $25 млн подъемных четырем сотрудникам, которых Урумов пообещал привести с собой при переходе в «Открытие». Корпорация оценила свой ущерб от этого в $23 млн. Кроме того, «Открытие» обвинило Урумова в мошеннических сделках с долговыми бумагами Аргентины: в 2011 г. Урумов и еще несколько сотрудников «Открытия» покупали эти инструменты, номинированные в песо, за доллары. В результате «Открытие» переплатило за них $150,9 млн. В 2014 г. суд установил, что ответчики обманом присвоили принадлежащие «Открытию» $173 млн, а затем легализовали эти средства через своих друзей и родственников.

«Решение об обеспечительных мерах – в данном случае о замораживании активов – это промежуточное решение, которое не определяет исход спора», – говорит директор группы разрешения споров КПМГ в России и СНГ Антон Зыков. Но в отличие от российских судов, для которых совершенно не важно, есть ли у истца достаточные доводы по существу спора, кипрские судьи обязаны учитывать обоснованность исковых требований, чтобы принимать обеспечительные меры, подчеркивает он. «Поэтому кипрские суды принимают решение о замораживании активов в случаях, когда вероятность итогового решения в пользу истца выше 50%», – отмечает Зыков. «Решение [кипрского суда] о заморозке активов означает, что суд установил, что у истца имеется аргументированная позиция и есть угроза вывода активов», – добавляет партнер «ФБК-права» Александр Ермоленко.

Решение суда о замораживании активов действует уже два месяца, но истцам неизвестно о попытках ответчика оспорить его.

«Мы не можем документально подтвердить, что господин Данилицкий поставлен в известность о предъявленных к нему претензиях. Однако со своей стороны предпринимаем шаги в этом направлении. По имеющейся у нас информации, ответчик знает о решениях судов – тем более что наложен арест на его имущество, в том числе недвижимость в Лондоне», – заявил представитель Лебедева.

«Решение кипрского суда без соблюдения особых процедур обязательно для исполнения на Кипре и в странах Евросоюза», – указывает Ермоленко. Зыков отмечает, что и британские суды, вероятно, «воспримут решение кипрского суда как обязательное к исполнению». Публичные споры, а тем более в судах между владельцами бизнеса и наемными топ-менеджерами – довольно редкое явление в России. «Обычно собственник в российских реалиях – более сильная сторона, у него больше рычагов, больше финансовых ресурсов для того, чтобы решить спор неформально, – говорит Ермоленко. – По праву решается минимальная часть конфликтов между собственниками и топ-менеджерами».

Связаться с Данилицким не удалось. Он не ответил на звонки и sms-сообщения «Ведомостей». Не удалось связаться с ним и через его супругу, певицу Славу: ее представитель изъявил готовность передать запрос «Ведомостей» Данилицкому, но позднее сообщил, что связи с Данилицким у него нет и он работает только с его женой.