Статья опубликована в № 4059 от 20.04.2016 под заголовком: У банков слишком много денег

У банков скопилось слишком много денег, которые они не могут разместить в кредиты

Это результат финансирования бюджета из резервного фонда: ЦБ печатает деньги, скупая валюту у Минфина

В марте проявились признаки излишней ликвидности в банковской системе – банки не могут полностью разместить поступающие к ним средства. Кредитование компаний и населения сокращается, поэтому банки, до сих пор привлекавшие ликвидность от Центробанка, сейчас, наоборот, начинают кредитовать его – размещать излишнюю ликвидность на депозитах и корсчетах в ЦБ. Такую картину показала статистика ЦБ.

За март активы банковского сектора сократились на 2,6%, но без учета валютной переоценки (курс доллара за март снизился на 11%) увеличились – на 1% до 81,1 трлн руб.

При этом кредиты реальному сектору сократились на 0,3%, населению – на 0,2% (оба показателя после очистки от эффекта переоценки).

Привлечение выросло, в том числе благодаря укреплению рубля: за март вклады населения в реальном выражении приросли на 1% (до 22,5 трлн руб.), средства корпоративных клиентов – на 0,8% (до 26,2 трлн). В условиях, когда кредитование падает, обычная практика банков – наращивать портфель ценных бумаг. В марте портфель бумаг без учета переоценки вырос на 1,5%.

Помимо вложений в ценные бумаги банки пристраивают свободную ликвидность на счетах в ЦБ – объем требований кредитных организаций к Банку России по депозитам и корреспондентским счетам за март увеличился на 22,3%, а доля этих требований в активах банковского сектора выросла с 2,5 до 3,1%, указано в материалах ЦБ.

В феврале банки, наоборот, уменьшали размещение средств в ЦБ, а в январе был прирост в рамках погрешности (0,2%).

Фактически банки превращаются из заемщиков в нетто-кредиторов регулятора. Задолженность банков по кредитам ЦБ сокращается уже несколько месяцев подряд, но в марте банки, помимо ЦБ, существенно – в 1,7 раза – сократили и привлечение средств Минфина.

В системе происходит разворот: от структурного дефицита ликвидности, с которым банковская система жила последние годы, банки переходят к структурному профициту. Об этом в начале апреля предупредила председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, указав, что в этих условиях ЦБ изменит схему взаимодействия с банками – вместо того чтобы предоставлять им ликвидность, будет забирать ее избыток.

Переход от структурного дефицита ликвидности к профициту, «пожалуй, главный тренд на банковском рынке», считает аналитик Fitch Александр Данилов: «Это связано с тем, что правительство тратит резервные фонды, которые номинированы в валюте, на финансирование дефицита бюджета, а ЦБ покупает эту валюту, эмитируя рубли, которые в итоге оказываются на счетах у банков». В 2015 г. таким образом было эмитировано более 2 трлн руб., «но они были тут же стерилизованы, т. е. не попали в экономику, благодаря тому, что банки использовали их на погашение дорогого репо ЦБ», указывает он. Рублевых кредитов от ЦБ на начало марта у банков оставалось около 2 трлн руб., и, по ожиданиям Fitch, большая часть этой задолженности может быть погашена к концу III квартала.

По словам Данилова, в перспективе речь может идти вообще об избыточной ликвидности у банков, которую ЦБ придется абсорбировать, предлагая им размещать у себя депозиты или покупать специальные облигации, «чтобы не допустить слишком резкого всплеска кредитования, что было бы чревато ростом инфляции и девальвационных ожиданий».

Без учета задолженности банков перед Минфином размер средств, размещенных банками в ЦБ, уже превосходит заимствования, признает зампред правления банка «Возрождение» Андрей Шалимов: «С учетом долга перед Минфином банки пока должны государству. Тренд на снижение привлечения от ЦБ продолжается уже более года, и в итоге система придет к ситуации 2010–2011 гг., когда на рынке был избыток ресурсов».

Хорошо это или плохо, пока не понятно, говорит Шалимов: «Банки возвращают средства в ЦБ, хотя для экономики было бы лучше развивать кредитование, и вряд ли это разогнало бы инфляцию».

«Когда ЦБ становится нетто-должником банков – это плохо, так как подрывает идею управления денежным предложением с помощью ключевой ставки», – убежден председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин (в 2002–2004 гг. первый зампред ЦБ, куратор денежно-кредитной политики). Эта ситуация складывается из-за того, что ЦБ финансирует дефицит бюджета без продажи эквивалента иностранной валюты для стерилизации эмиссии, говорит он, напоминая, что в I квартале из резервного фонда было потрачено 750 млрд руб.

«Сейчас банки не стремятся активно кредитовать – непонятны риски, и вряд ли их нужно принуждать брать эти риски на себя», – говорит Вьюгин.

Сокращение кредитования отражает экономическую ситуацию – динамику ВВП, промышленного производства, розничной торговли, ВЭД и других отраслей, признает член правления банка «ФК Открытие» Геннадий Жужлев. «Кредитование сжимается вслед за сжимающейся экономикой», – говорит он, добавляя, что на текущем рынке «нет смысла бороться за рост кредитного портфеля, однако и пассивы наращивать не нужно, если их некуда размещать».

Выбор редактора