Статья опубликована в № 4067 от 04.05.2016 под заголовком: Кризис с бонусом

НПФ забирают до 20-30% доходов от инвестирования пенсионных накоплений

Эта доля не снижается и в кризисные годы

Доля вознаграждений НПФ и их управляющих за работу с накоплениями граждан стабильна и в кризисные, и в благополучные для фондового рынка времена, следует из данных ЦБ.

Так, в 2014 г. в частных фондах было собрано 1,13 трлн руб. накоплений, а доход от их инвестирования составил, по данным ЦБ, 60,2 млрд руб. Фонды распределили его следующим образом: на пенсионные счета граждан было начислено 39,4 млрд руб., 6 млрд получили НПФ (в их задачи входит администрирование пенсионных счетов и выплата пенсий), еще 3,8 млрд руб. составило вознаграждение управляющих компаний (УК), которые непосредственно инвестируют накопления на фондовом рынке. Куда направлена разница – 11 млрд руб. между полученным и распределенным инвестдоходом, – в ЦБ не разъясняют.

Таким образом, в 2014 г. на вознаграждения УК и пенсионных фондов ушло 20% полученного инвестдохода (информацию об использовании которого ЦБ раскрывает). Такую же долю – 20% от дохода (или 14 млрд руб.) – составило вознаграждение НПФ и управляющих в 2013 г. Но при этом в 2014 г. никто из участников пенсионного рынка не сберег накопления от инфляции (она составила 11,4%), большинство фондов показали результат, близкий к нулю. В 2013 г. инфляция составляла 6,5%, и почти все крупные фонды обогнали ее.

Такая картина совсем не совпадает с аргументами пенсионных фондов и УК. Жалуясь на то, что в кризисные годы им не из чего покрывать свои расходы, они добиваются введения фиксированного вознаграждения независимо от того, какой доход они заработают клиентам. Это мог быть 1% от портфеля накоплений НПФ – такая фиксированная часть предусмотрена законопроектом, разработанным Минфином. Сейчас при работе с накоплениями действует двухуровневая система: до 10% от заработанного дохода берет УК, затем до 15% оставшегося дохода забирает НПФ. Если инвестдохода нет, ни фонд, ни УК по закону ничего не получают.

Но в статистике ЦБ встречаются исключения. К примеру, НПФ «Наследие» (контролируется владельцем «Алора» Анатолием Гавриленко) в 2014 г. получил убыток от инвестирования накоплений – 119 млн руб., указано на сайте фонда. При этом фонд выплатил управляющим 43 млн руб. вознаграждения, указано в данных ЦБ. Представитель НПФ «Наследие» подтвердил, что данные ЦБ «достоверны». В 2014 г. фонд получил убыток, но закрыл их за свой счет, поскольку, по словам представителя, «по закону НПФ не вправе распределять убытки по счетам клиентов». Накопления фонда на тот момент инвестировали семь УК, суммарно они получили 119 млн руб. убытка, но при этом некоторые УК заработали доход – им-то фонд и выплатил 43 млн руб. вознаграждений, объясняет представитель НПФ.

Еще два фонда выделяются щедрыми вознаграждениями. Это НПФ «Будущее» (принадлежит владельцу О1 Борису Минцу) и «Промагрофонд» (также подконтролен Гавриленко).

По итогам 2014 г. фонд «Будущее» разнес на счета своих клиентов 805 млн руб., а себе и своим УК оставил 409 млн руб. «Промагрофонд» в пользу клиентов распределил 624 млн руб. дохода, а себе и своим управляющим забрал 238 млн. В обоих фондах подчеркнули, что их политика вознаграждений соответствует нормам законодательства.

Представитель ЦБ отказался от комментариев.

Систему вознаграждений государственного пенсионного управляющего ВЭБа логичной тоже не назовешь. В 2014 г. ВЭБ инвестировал накопления молчунов с доходностью 2,7% годовых при инфляции в 11,4%. Из-за отрицательной переоценки в IV квартале ВЭБ потерял 90 млрд руб., а его годовой инвестдоход сократился до 50,9 млрд руб. При этом вознаграждение составило 557 млн (1,1% от годового инвестдохода). В 2015 г. ВЭБ получил рекордный доход – 237 млрд руб., а его вознаграждение стало меньше, чем в 2014 г., – 521 млн руб. (0,22% от инвестдохода).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать