Статья опубликована в № 4077 от 19.05.2016 под заголовком: Карты. Деньги. Центробанк

Банковские карточки стали главным каналом нелегального обналичивания

До 80% незаконных операций проводится через них, посчитал ЦБ

До 80% размера операций по незаконному обналичиванию сейчас проводится с помощью банковских карт, заявил руководитель департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ Юрий Полупанов.

Всего в 2015 г. размер незаконно обналиченных средств, по данным ЦБ, составлял 400 млрд руб., по данным Росфинмониторинга – 200 млрд руб.

Регулятор давно борется с карточными схемами и до последнего времени даже видел прогресс – незаконное обналичивание через банковские карты сократилось практически до нуля. Но в феврале 2016 г. председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что старые схемы вновь активизировались. Основным каналом обналичивания до этого считались платежные терминалы – деньги, изъятые из них, зачислялись не на специальные, а на обычные расчетные счета.

«После того как мы провели работу с платежными агентами и терминалами, там объем сомнительных операций снизился, он перешел в сегмент карт», – констатирует Полупанов (цитата по Banki.ru). Одновременно размер обналичивания через платежные терминалы, по его словам, значительно снизился.

IT против террористов

ЦБ совместно с Росфинмониторингом разработали систему индикаторов, которые позволят банкам вычислять аномалии в деятельности того или иного клиента, связанные с возможным финансированием терроризма. В тестовом режиме система индикаторов будет введена с 1 июня, сообщил зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин. После тестирования ЦБ может сделать ее внедрение обязательным.

После локализации сегмента банковских карт ЦБ не видит другой инфраструктуры, в которой мог бы быть такой высокий размер операций, говорит он.

Карточные схемы начали жить, как только появились банковские карточки, говорит руководитель управления финансового мониторинга Локо-банка Игорь Дремин. Но интерес к ним вернулся в середине 2015 г., потому что ЦБ закрыл другие каналы, согласен он. «Сейчас мы выявляем в неделю по два десятка клиентов, которые, по нашему мнению, могут совершать сомнительные операции», – говорит Дремин.

«Мы почувствовали всплеск сомнительных операций по премиальным картам», – отмечает руководитель блока среднего и малого бизнеса Промсвязьбанка Владимир Шаталов. По этому типу карт банки устанавливают большие лимиты по снятию наличных, объясняет он, этим пользуются недобросовестные клиенты: «Мы ужесточили подход к выпуску премиальных карт, дополнительно проверяем клиентов».

«ВТБ 24» также зафиксировал рост сомнительных операций по банковским картам в 2015 г., говорит его представитель. Схемы обналичивания постоянно меняются, добавляет он, поэтому тема находится на постоянном контроле. Альфа-банк регулярно мониторит операции по картам и при необходимости принимает шаги, говорит его представитель, кроме того, банком применяются заградительные меры тарифного регулирования, в том числе комиссии за снятие наличных, лимит на объем снимаемых средств.

ЦБ активно боролся с обналичиванием средств, перекрывал каналы, поэтому люди стали возвращаться к старым схемам, подтверждает Шаталов, они «делают фиктивные зарплатные проекты, под видом зарплат компании перечисляют средства на карточки, которые затем снимают в банкоматах». По его словам, банки эти схемы выявляют, но чаще всего постфактум – как минимум один раз распылить средства по карточкам компания успевает. «Мы стали жестче следить за этим, прежде чем открыть клиенту зарплатный проект, проверяем его силами службы безопасности», – говорит Шаталов.

Сегодня осталось, по сути, два инструмента обналичивания через банковские карточки, согласен Дремин: карточки клиентов-физлиц или покупка живой торговой выручки у предприятий, которые занимаются, например, туристической деятельностью, розничной торговлей и у которых действительно есть наличные.

Есть масса банков, которые выпускают карты, в том числе зарплатные, которые клиент может получить без особых усилий, указывает он.

Банки борются со схемами, ограничивая лимит снятия наличных: если лимит превышается, то операции по этой карточке уходят на дополнительный контроль и банк анализирует, с чем связано увеличение лимита, как часто производились снятия, и при необходимости эту карточку блокирует, рассказывает Дремин. Еще один вариант системной борьбы, по его словам, – прогрессивное увеличение тарифов на снятие: например, на суммы свыше 50 000 руб. ставится такая комиссия, которая делает невыгодным массовое снятие.

По словам Полупанова, ключевой мерой по борьбе с веерным обналичиванием станет массовое внедрение банками автоматизированных систем для анализа транзакций: «Они будут позволять в конце операционного дня через специальные модули раскладывать поступление безналичных денег и их снятие. И по частоте снятия, по количеству юрлиц этот анализ позволит четко идентифицировать те карты, которые используются не в правомерных целях». По его оценкам, это достаточно затратно, но некоторые банки уже делают такой анализ.

В начале 2016 г. зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин рассказал, что увеличение сложности операций по незаконному обналичиванию средств привело к пятикратному росту цен на такие услуги (с 2–3 до 15%). Сейчас, скорее всего, цифра перескочила 10–12% от суммы снятия, оценивает Дремин.

Банки для борьбы с незаконным обналичиванием средств через карты обучают своих сотрудников визуально определять клиентов, которые проводят незаконные операции, рассказал Полупанов. «Если в банк заходит человек и приводит с собой группу студентов или пенсионеров, то это визуально бросается в глаза. Операционных работников инструктируют на этот счет», – приводит он пример.

Если человек начинает нервничать, когда банк интересуется, на какие цели он снимает деньги, откуда они поступили, если начинает кому-то звонить, это косвенно может выдать обнальщика, считает Дремин. Но скорее выдаст несопоставимость суммы снятия его внешнему виду, резюмирует он: приходит небрежно выбритый, пьяный человек, видно, что еще вчера он мог быть бомжом, а сегодня у него есть карта и он хочет снять деньги.