Статья опубликована в № 4089 от 06.06.2016 под заголовком: Ничего личного, только для ВЭБа

За что арестовали бывшего топ-менеджера ВЭБа

Адвокат обвиняемого в мошенничестве Ильгиза Валитова утверждает, что тот всегда действовал в интересах госкорпорации

Бывший руководитель дирекции природных ресурсов и строительства Внешэкономбанка (ВЭБ) Ильгиз Валитов был арестован 26 февраля этого года, причем по ходатайству следователей ФСБ. В этот же день президент России Владимир Путин подписал указ об отставке председателя госбанка Владимира Дмитриева. Это породило слухи о возможной связи двух событий. «Ведомостям» обнаружить ее не удалось, хотя адвокат Валитова Тагир Самакаев уверяет, что его подзащитный всегда действовал исключительно в интересах ВЭБа, правил и договоренностей не нарушал.

Тем не менее у правоохранительных органов претензии к Валитову копились несколько лет. Генпрокуратура и прокуратура Москвы как минимум с 2012 г. по итогам проверки сделок ВЭБа неоднократно направляли материалы в Следственный комитет (СК) России для привлечения Валитова к уголовной ответственности. Но лишь сейчас, когда вмешалась ФСБ, дело дошло до ареста – и то только по одному эпизоду. Самакаев парирует, что его подзащитный ущерба никому не нанес и материальной выгоды не извлек.

Неожиданные совладельцы

Следователи ФСБ 25 февраля этого года возбудили уголовное дело в отношении Валитова и неустановленных лиц. На следующий день Валитов был задержан по подозрению в мошенничестве организованной группой либо в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Лефортовский суд санкционировал арест бывшего топ-менеджера на два месяца, а затем продлил его до 26 июля. Представитель суда Екатерина Краснова зимой объясняла, что Валитова подозревают в попытках завладеть мошенническим путем имуществом группы компаний «Евродон» – крупнейшего производителя индейки в России. По версии следствия, Валитов предлагал структурам «Евродона» получить в ВЭБе кредиты, на которые, собственно, развивались предприятия, в обмен на доли в них.

26 февраля же стало известно, что подразделение «Альфа-групп» – инвестиционная группа А1 продала структурам ВЭБа 40% «Евродона». Получила она этот пакет всего тремя неделями раньше, когда приобрела владельца 40% «Евродона» – офшор Brimstone Investments. Его бенефициаром прежде был Фарит Газизуллин – член совета директоров «Газпрома» и бывший министр имущественных отношений России (1997–2004 гг.). Причем покупка А1 доли в группе стала неожиданностью для основателя «Евродона» и крупнейшего ее совладельца – бизнесмена Вадима Ванеева. Ему принадлежит 45% долей в группе, еще 15% – у художественного руководителя и директора Мариинского театра, дирижера Валерия Гергиева.

Одновременно с долей в «Евродоне» ВЭБ выкупил у А1 по 49% в трех компаниях группы «Евродон» – ООО «Урсдон», «Металл-Дон» и «Ирдон». Человек, близкий к банку, говорил, что арест Валитова и сделка между А1 и ВЭБом – связанные события.

По версии следствия, Валитов принимал участие в отчуждении 40% «Евродона» в пользу Brimstone Investments, рассказал «Ведомостям» Самакаев: «Валитов обвиняется в том, что якобы вводил Ванеева в заблуждение, утверждая, что Brimstone – компания ВЭБа, ей можно передать 40% бизнеса и это будет гарантией предоставления кредита. Кто делал заявление – вопрос к Ванееву и следствию».

Получить ответ на этот вопрос у самого Ванеева «Ведомостям» не удалось. «Позиция «Евродона» много раз озвучивалась в СМИ и не менялась. Мы не знали и не знаем, это выяснит следствие, как и кому принадлежали доли, которые теперь принадлежат ВЭБу», – ответила на запрос «Ведомостей» представитель «Евродона» Ольга Грекова. В начале апреля в интервью РБК Ванеев говорил: его вводили в заблуждение, утверждая, что за Brimstone Investments стоит банк: «Так как у меня не было обеспечения, банк забирал долю, потом бы я ее выкупил обратно». Но он не называл людей, делавших эти заявления, и уточнял, что сам Валитова ни в чем не обвиняет.

Самакаев уверен в невиновности своего клиента: «Как следует из материалов следствия, договор о продаже 40% «Евродона» был заключен с Brimstone в январе 2007 г., когда Валитов жил в Казани и работал во Внешторгбанке. Ванеева он не знал, о существовании этой темы не ведал». В ВЭБе Валитов начал работать только в августе 2007 г., поэтому ни де-факто, ни де-юре не мог участвовать в заключении сделки или в переговорах о ней, подчеркивает адвокат.

Что могло связывать Валитова и «Евродон»

С 2007 по 2010 г. Валитов работал директором департамента развития регионов ВЭБа, по 2011 г. – директором департамента природных ресурсов банка, затем по 2015 г. возглавлял дирекцию природных ресурсов и строительства ВЭБа и совет директоров ООО «ВЭБ управление проектами». По заключению Генпрокуратуры, эти подразделения отвечали за проработку с контрагентами предварительных условий участия банка в финансировании проектов, а также за их экспертизу, необходимую для принятия банком положительного решения о предоставлении финансирования. ВЭБ был крупнейшим кредитором «Евродона»: в 2006–2013 гг. группа привлекла в банке почти 18 млрд руб., подсчитал Forbes. Деньги у банка занимала и родственная структура «Евродона»: в 2012 г. ВЭБ одобрил «Евродон-югу» (100% – у основателя группы Ванеева) кредитную линию на 17,9 млрд руб. для строительства индейководческого комплекса в Ростовской области.

На том же настаивает и Газизуллин. Он рассказал «Ведомостям», что ему предложили стать совладельцем «Евродона», но не сказал кто: «Я дал согласие и выкупил эти акции в 2007 г. Валитов не имел и не имеет никакого отношения к этой сделке. Он со мной познакомился только в 2012 г.». Газизуллин говорит, что долю в «Евродоне» получил не бесплатно, но уплаченную сумму не называет. Равно как и цену продажи А1: «Это коммерческая тайна». Про источник средств на приобретение доли Газизуллин сказал так: «После ухода с госслужбы я занимался бизнесом, я ведь не бездействовал – к тому времени прошло уже три года».

Продажу доли в «Евродоне» Газизуллин объяснил непрозрачностью компании и конфликтом с основным владельцем: «У меня четыре года длился корпоративный конфликт с Ванеевым, и я был вынужден продать акции А1». Вдаваться в детали Газизуллин не стал.

Представитель ВЭБа не ответил на вопросы «Ведомостей» о кредитовании «Евродона» и отношении к уголовному делу Валитова. Получить комментарии Дмитриева «Ведомостям» не удалось.

Претензии к родственникам

Валитов и до истории с «Евродоном» попадал в поле зрения следователей и прокуроров, причем все заинтересовавшие их эпизоды были связаны с заемщиками ВЭБа, в том числе с «Евродоном».

В 2014 г. Генпрокуратура пришла к выводу, что Валитов, вопреки интересам ВЭБа, использовал свои полномочия для организации преступной схемы извлечения доходов в пользу родственника – сына двоюродного брата Александра Сабирова за счет организаций, обратившихся в банк за получением кредитов. Как указано в постановлении прокуратуры, копия которого есть у «Ведомостей», Валитов через подчиненных навязывал потенциальным заемщикам сотрудничество с Сабировым. Тот же в качестве платы за свои услуги предлагал передать по заниженной стоимости часть доли в уставном капитале принадлежащих заемщикам компаний в пользу фирм-однодневок, находящихся под управлением ЗАО «Камелот». К примеру, указывала Генпрокуратура, по номинальной стоимости – менее 33 000 руб. – были отчуждены доли в уставных капиталах ООО «Урсдон», «Металл-Дон», «Ирдон» (это упомянутые выше структуры «Евродона»), «Новгородские теплицы», «Волжский завод строительных материалов» при общей рыночной стоимости этих долей более 389 млн руб. Во всех случаях только после отчуждения долей департамент, возглавляемый Валитовым, инициировал принятие ВЭБом положительных решений – об увеличении суммы кредита, сроков возврата, о снижении ставки, неприменении штрафных санкций и т. п., следует из постановления.

«Валитов не принимал решений по предоставлению кредитов, у него не было таких полномочий», – возражает Самакаев. Навязывание сотрудничества с Сабировым он также отрицает: «Это не соответствует действительности, по моей информации, Сабиров знать не знал об этих сделках со структурами «Евродона». Он был гендиректором ООО «УК «Фабрика овощей», которое занимается тепличным хозяйством». Эта компания на своем сайте называет себя одним из крупнейших производителей овощей в России. Про «Камелот» Самакаеву ничего не известно. Зато кое-что про эту фирму выяснила Генпрокуратура.

Владельцем «Камелота» значится некая Светлана Кривошеева, телефонов компании в базе «СПАРК-Интерфакс» не указано. По данным прокуратуры, «Камелот» «возглавляло подставное лицо» – Владимир Рыжов. Номинальный характер участия Рыжова в управлении подтверждается объяснениями его самого и его падчерицы Елены Лазаренко, рассказавшей, что с просьбой о трудоустройстве отчима она обращалась к знакомому Валитова – Рустему Миргалимову, указано в постановлении. По данным «СПАРК-Интерфакса», Рыжов был единственным учредителем УК «Фабрика овощей» на момент ее основания в 2011 г., в 2012 г. основным владельцем этого ООО через кипрскую «Росгринхаузес лтд», по данным прокуратуры, стал Миргалимов, а 0,01% досталось Сабирову, который стал ее гендиректором.

Миргалимов до недавнего времени возглавлял совет директоров группы «Разгуляй» – еще одного крупного заемщика ВЭБа. Лазаренко была гендиректором группы. Основатель и крупнейший владелец «Разгуляя» Игорь Потапенко в 2011 г. продал свою долю в группе и три года спустя на несколько месяцев оказался в тюрьме, а потом – под домашним арестом.

Против него было возбуждено уголовное дело по той же статье, что и против Валитова. Следствие обвиняло Потапенко в выводе через фирмы-однодневки 20 млрд руб. у «Разгуляя».

Валитов, вопреки заключениям подразделений, отвечающих за управление рисками и обеспечение безопасности, выносил на кредитный комитет предложение о финансировании структур, подконтрольных УК «Фабрика овощей», указывает прокуратура. «Ни управление рисками, ни безопасники не обжаловали решение по кредитованию и, видимо, не голосовали против, иначе финансирование не одобрили бы», – отмечает адвокат Валитова.

Бывший гендиректор и экс-владелец «Новгородских теплиц» Александр Сахтариди рассказывал Генпрокуратуре такую историю. Когда он обратился в ВЭБ за кредитом, один из подчиненных Валитова предложил ему увеличить залоговую массу с помощью Сабирова. Тот, в свою очередь, посоветовал продать фирме, управляемой «Камелотом», 51% «Новгородских теплиц» за 10 200 руб. Сделка состоялась, а в 2014 г. Сахтариди уволили, передав полномочия по управлению УК «Фабрика овощей». Помимо «Новгородских теплиц» у «Фабрики овощей» есть еще шесть «дочек», три из них – заемщики ВЭБа: занимающиеся растениеводством ООО «ТК «Агаповский», ТК «Новомосковский» и ТК «Ростовский».

«Мне не известно о таких показаниях Сахтариди, – удивляется Самакаев. – Если бы ему был нанесен ущерб или вред, то наверняка было бы возбуждено уголовное дело по его заявлению. Но ни к Валитову, ни к Сабирову нет претензий по упомянутым вами организациям, заявлений потерпевших нет, как и уголовных дел». «Эта схема» со сделками, по его словам, «не имеет отношения к Валитову» и он «не в курсе, кто, у кого и за сколько покупал»: «Если родственник – значит во всем виноват? Это в первую очередь отношения хозяйствующих субъектов. Когда один человек познакомил другого, другой купил актив – что в этом криминального?!»

В истории со структурами «Евродона» – «Урсдоном», «Металл-Доном», «Ирдоном» – главный вопрос, по мнению Самакаева, – был ли нанесен ущерб Ванееву. Адвокат полагает, что их «изначально предполагалось передать ВЭБу в качестве обеспечения по кредитам», но каким образом, ему не известно: «Валитов говорит, что все делалось в интересах ВЭБа – предоставлялся кредит, против которого те или иные доли (в компаниях) передавались на структуры, аффилированные, управляемые или контролируемые в той или иной мере ВЭБом. Видимо, это были технические промежуточные структуры».

На вопрос, почему уголовное дело по поводу «Евродона» все-таки было возбуждено, причем ФСБ, знакомый одного из совладельцев «Евродона» дает такой ответ: Гергиев передал информацию о странных сделках в компании и об отсутствии у СК желания ими заниматься лично Путину. А тот содействовал передаче дела ФСБ. Федеральный чиновник подтвердил эту историю. Слышал о вмешательстве Гергиева и сотрудник Минсельхоза. Представитель Гергиева эту историю не комментировал, пресс-секретарь президента о ней не знает.

Часы и земля

Сабиров интересовался не только сельским хозяйством. В материалах Генпрокуратуры указывается, что в июле 2010 г. он при поддержке Валитова приобрел через свою кипрскую компанию Crinaland Ltd по номинальной цене за 8100 руб. у Millsford Investments Limited большую часть активов ООО «ВЭБ-инвест» – 81% доли в его уставном капитале. Ранее «ВЭБ-инвест» за счет кредита ВЭБа приобрел в рамках санации банка «Глобэкс» активы на сумму свыше 80 млрд руб., отмечают прокуроры. Так, в числе 18 объектов недвижимости «ВЭБ-инвесту» достались 1770 га подмосковных земель, Новинский пассаж на Садовом кольце и бывший часовой завод «Слава», занимающий 5 га напротив Белорусского вокзала.

Сабиров не выкупал ничего, а стал номинальным владельцем доли по инициативе «ВЭБ капитала», знает Самакаев: «В интересах ВЭБа нужно было такое номинальное держание – от имени физлица. Это было в период, когда все пользовались офшорами. После курса на деофшоризацию номинальное держание было прекращено, и сейчас все по-прежнему принадлежит ВЭБу в лице «ВЭБ капитала». Действительно, с марта 2016 г. Crinaland Ltd согласно данным кипрского реестра полностью контролируется «ВЭБ капиталом».

По словам Самакаева, руководство ВЭБа и «ВЭБ капитала» было в курсе всех сделок: «Ни у кого не возникало претензий и вопросов. Более того, существовали документы об обратном выкупе актива по первому требованию «ВЭБ капитала», что и было сделано. Сабиров ничего не нажил, он не получал дивидендов или какой-то другой материальной выгоды. Этот вопрос исследовался прокуратурой, а СК неоднократно были вынесены отказные постановления [в возбуждении уголовного дела]». Сотрудник СК подтвердил «Ведомостям», что по материалам проверки комитет отказался возбуждать уголовное дело.

Судьба Заречья

ВЭБу по кредитам «Заречье-2» было заложено 10 участков общей площадью 26,4 га. Четыре из них, площадью 22,4 га, достались учрежденному в июне 2014 г. московскому ООО «Земельные активы», 100% которого принадлежит кипрской «Конволио энтерпрайзес лтд». В июле 2015 г. агентство «Рус-рейтинг» указало, что компания располагает участками стоимостью 2 млрд руб., на которых предполагает построить жилой комплекс класса комфорт. На сайте «Земельных активов» размещен логотип компании «Айкон-девелопмент» (компания принадлежит Анастасии Матюшкиной), которая указывает среди своих проектов «Новое Сколково» в Заречье. «Мы по договору с «Земельными активами» управляем проектом», – объяснила гендиректор «Айкон-девелопмента» Евгения Акимова. Акимова с сентября 2012 г. по февраль 2015 г. была членом наблюдательного совета МОАО «Слава» (Второй часовой завод), которое вошло в девелоперский портфель ВЭБа наряду с другими активами банка «Глобэкс». По данным отчета «Славы» за 2014 г., Акимова занимала должность первого заместителя гендиректора ООО «ВЭБ управление проектами» – структуры ВЭБа, сейчас находящейся в стадии ликвидации. Акимова подтвердила, что работала в этих компаниях. Она отказалась назвать бенефициаров «Земельных активов», но заверила, что это ООО не аффилировано с «Айкон-девелопментом».

СвернутьПрочитать полный текст

«Бывает, совокупность фактов и действий складывается так, что есть основания подозревать совершение преступления. Но если ни ущерба, ни вреда при этом никому не нанесено, то отсутствуют событие и состав преступления», – напоминает Самакаев.

Среди сделок ВЭБа, которые прокуроры связывают с именем Валитова, есть еще одна, в результате которой заемщики потеряли бизнес, а госкорпорация может получить ущерб почти в 4 млрд руб.

В 2012 г. Генпрокуратура направляла в СК России постановление в отношение Валитова в связи с нарушением интересов ООО «Заречье-2», собиравшегося строить крупный жилой комплекс в Сколкове, и причинением крупного ущерба ВЭБу. Об этом сказано в ответе Генпрокуратуры на запрос «Ведомостей». Прокуроры тогда пришли к выводу, что Валитов, а также бывший тогда первым зампредом правления ВЭБа Анатолий Балло нарушили правила выдачи кредита девелоперу «Заречье-2».

СК отказался возбуждать уголовное дело в отношении Балло и Валитова. Но в 2015 г. прокуратура Москвы по поручению Генпрокуратуры вновь изучала злоключения девелопера и судьбу его имущества и в декабре отменила постановление следователя СК России об отказе в возбуждении уголовного дела, потребовав от следствия «организовать дополнительную проверку и принять законное решение», следует из ответа Генпрокуратуры на запрос «Ведомостей».

Банкиры под следствием

В материалах прокуратуры сказано, что Балло подписывал допсоглашения об увеличении размера кредита, сроков возврата в нарушение нормативных документов ВЭБа – не вынося их на рассмотрение наблюдательного совета банка. Самакаев, ранее представлявший интересы Балло по другим делам, утверждает, что тот ничего не нарушал, так как необходимости выносить такие вопросы на набсовет не было.

Судя по материалам Генпрокуратуры, а также арбитражных судов, в которых заемщик и кредитор проекта предъявляли друг другу претензии, история застройки Заречья развивалась так. В 2006 г. благодаря кредиту ВЭБа, активы ООО «Заречье-2» выросли с 17 млн до 1,2 млрд руб. Главным богатством заемщика были три земельных участка общей площадью 20,4 га в поселке Заречье Одинцовского района, под залог которых ВЭБ одобрил предоставление трехлетней кредитной линии в $70 млн на строительство жилого комплекса. К осени 2011 г. лимит и сроки возврата кредита были увеличены до $205 млн и 2019 г. соответственно, а банк получил в залог еще и участки «дочек» «Заречье-2» площадью около 6 га. Но уже через год ВЭБ потребовал вернуть средства и подал иск на сумму свыше $188 млн (основной долг, проценты, неустойка), обвинив заемщика в нарушении условий договора – в непредоставлении аудиторских заключений по отчетности, отчетов по оценке земли, согласованного проекта концепции строящегося объекта, в необеспечении представительства ВЭБа в совете директоров и т. п. В «Заречье-2» объясняли, что не могут предоставить документы из-за самого ВЭБа, который не согласовывал оплату оценки и аудита из кредитных средств, а обеспечить членство в совете директоров и утвердить генподрядчика строительно-монтажных работ мешает корпоративный конфликт среди участников ООО.

Какой конфликт, в материалах суда не уточняется. Но летом 2012 г. глава Высшей аттестационной комиссии и один из бенефициаров «Заречье-2» Феликс Шамхалов начал оспаривать увеличение капитала и продажу 15% этого ООО кипрской ZouZout Holdings Ltd. Он говорил, что узнал об этом только в апреле 2011 г., причем сделку ни он, ни ООО «Заречье-инвест», в совокупности владеющие 100% ООО «Заречье-Сетунь», не одобряли. До появления ZouZout «Заречье-Сетунь» была единственным участником «Заречье-2».

Как полагает Генпрокуратура, ZouZout Holdings Ltd блокировала управленческие решения «Заречье-2», что повлекло невозможность реализации инвестпроекта, банкротство компании и распродажу ее активов. В частности, в 2012 г. представитель ZouZout голосовал против избрания генподрядчика – австрийской MNR Bau und Bauberatungs GmbH. Согласно заявлению одного из бывших руководителей ООО «Заречье-Сетунь» (материнской компании «Заречье-2») Александра Титова должностные лица ВЭБа использовали кредитные обязательства для приобретения активов в интересах аффилированных компаний по заниженной цене.

Прокуратура в конце 2015 г. потребовала от следствия изучить обстоятельства реализации инвестпроекта, получить объяснения по оценке земельных участков площадью 3,96 га в сумму менее 186 млн руб., а также установить покупателей всех заложенных компанией по кредиту 26 га. Все участки проданы: часть – по инициативе ВЭБа в ходе реализации залогов, а часть – во время банкротства девелопера (см. врез). Сейчас сумма требований кредиторов «Заречье-2» составляет 4,32 млрд руб., из них 3,9 млрд руб. приходится на ВЭБ. «Все имущество у «Заречье-2» уже продано, денег нет. Требования ВЭБа удалось погасить частично», – говорит конкурсный управляющий «Заречье-2» Василий Зайцев.

В феврале 2013 г. Шамхалов был арестован по уголовному делу о нецелевом использовании кредитов ВЭБа – его обвинили в хищении 350 млн руб. В мае 2013 г. он был отправлен под домашний арест. В марте 2016 г. уголовное дело закрыли за отсутствием состава преступления. Шамхалов может получить статус свидетеля обвинения по делу против Валитова, писал «Коммерсантъ». По его данным, Шамхалов уже дал показания. Связаться с Шамхаловым и Титовым не удалось.

«При чем тут вообще Валитов? Кредит девелоперу был выдан в 2006 г.», – недоумевает его адвокат. По словам Самакаева, ZouZout – техническая компания, которая была введена по согласованию с заемщиком лишь для контроля со стороны ВЭБа, «когда начались проблемы с возвратом кредита, вопросы по реструктуризации долга и пошло дополнительное кредитование». «Если какая-либо заинтересованная сторона имеет претензии, то должна обжаловать в суде оценку участков, торги, иные условия сделки», – рассуждает он.