Финансы
Бесплатный
Дарья Борисяк
Статья опубликована в № 4092 от 09.06.2016 под заголовком: Нет свидетеля – нет банкира

Теневые собственники рухнувших банков успешно избегают ответственности

Система свидетельских показаний в арбитражном суде не работает, а доказательств нет, признали в АСВ

Агентству по страхованию вкладов (АСВ) редко удается привлекать к субсидиарной ответственности собственников рухнувших банков, следует из слов директора экспертно-аналитического департамента агентства Юлии Медведевой.

Необходимо признать, что в арбитражном производстве система свидетельских показаний не работает, констатировала Медведева: «Большая часть наших исковых заявлений в настоящее время касается бывших руководителей кредитных организаций. Контролирующие лица, серые бенефициары, если они ничего не подписывали и формально не занимали в банке каких-либо должностей, из-под ответственности, как правило, уходят».

По словам директора экспертно-аналитического департамента АСВ, штраф за неявку свидетеля составляет всего 2500 руб. и никакой ответственности, кроме этого штрафа, законодательством не предусмотрено. Никаких «механизмов привода» свидетелей арбитражным судом не используется, сетует она. «Это одна из причин, из-за которой мы не можем говорить об эффективном привлечении к ответственности именно контролирующих лиц», – заключила Медведева.

Скольких бенефициаров рухнувших банков АСВ не удалось привлечь к ответственности, она не сообщила.

Банк без траста

Ксения Собчак: Кому принадлежал Межпромбанк в момент отзыва лицензии в 2010 г.?
Сергей Пугачев: Не мне.
Собчак: А кому? «Не мне» – это странный ответ.
Пугачев: Он был в трасте, часть акций принадлежала топ-менеджерам банка. Просто нужно понимать, что такое «принадлежала через траст». Это некое имущество, которое было передано в траст, и в случае реализации этого имущества бенефициары, которые были члены моей семьи, мои дети, на самом деле, два моих сына старших, могли бы что-то получить от этого. В случае если бы туда деньги пришли от продажи...
Собчак: То есть на момент октября 2010 г...
Пугачев: Не на момент октября, на момент 2001 г. Я к тому, что с 2001 г. я никакого отношения к этому банку не имел вообще.
Собчак: Я еще раз повторю свой вопрос: кому в октябре 2010 г., на момент отзыва лицензии, принадлежал банк?
Пугачев: Трасту.
Июль 2015 г. «Собчак», программа на телеканале «Дождь»

По оценкам АСВ, ущерб от действий руководителей и собственников банков, лишившихся лицензий, составляет в общей сложности свыше 500 млрд руб. Стоимость активов в ликвидируемых банках в среднем составляет всего 10% их балансовой стоимости, указывало агентство. Более чем в 80% случаев причины банкротства имеют криминальный характер: они связаны с выводом активов, когда в результате сомнительных, экономически не обоснованных операций, которые проводятся с ведома или в интересах владельцев банков, причиняется значительный финансовый ущерб, писало агентство.

Самым известным судебным разбирательством, в котором АСВ удалось доказать связь бенефициара с банком и принятие им решений, стала тяжба с основателем Межпромбанка Сергеем Пугачевым. В апреле 2015 г. Арбитражный суд Москвы вынес решение о привлечении Сергея Пугачева к субсидиарной ответственности по обязательствам банка на 75,6 млрд руб. Все его жалобы в вышестоящие инстанции отклонили, и в феврале решение российского суда было признано и приведено в исполнение на территории Англии и Уэльса – соответствующее решение вынес Высокий суд Лондона.

В мае нынешнего года АСВ добилось, чтобы на активы Пугачева во Франции, Люксембурге и на Каймановых островах были наложены обеспечительные меры, сообщало агентство.

Проблема с привлечением к субсидиарной ответственности собственников банков действительно существует, причем тех, кто подписывал хоть какие-то документы, привлечь можно, говорит партнер юридической компании «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская (эта компания сотрудничает с АСВ). Институт привлечения свидетелей в арбитражный процесс действительно почти не работает, продолжает Тарнопольская, – за многолетнюю практику это удавалось пару раз и большого результата все равно не принесло. «Даже если всем известно, кому принадлежит банк, даже если об этом пишут СМИ, доказать это без документов практически невозможно – суду нужны бумаги», – делится она опытом. Свидетельские показания могли бы сыграть в привлечении владельцев большую роль, но для этого необходимо либо формировать судебную практику, либо менять законодательство, полагает Тарнопольская.

«Когда акционеры банка – множество номинальных лиц, сложно доказать, что у банка было контролирующее лицо, поскольку подтверждающих документов, как правило, нет и доказать, что эти люди представляли собой группу, тяжело», – говорит партнер юридической компании «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. Успех в процессе против Сергея Пугачева был связан с уголовным делом, в рамках которого были получены показания, использованные затем в арбитражном суде, объясняет Дубов прецедентный случай.

Получить комментарии в Арбитражном суде Москвы «Ведомостям» вчера не удалось.

Читать ещё
Preloader more