Статья опубликована в № 4103 от 27.06.2016 под заголовком: Фонды отработали Brexit

Хедж-фонды воспользовались распродажей на рынках

Вызванной британским референдумом, и успели заработать на ней

Миллиардер Дэвид Хардинг, основавший хедж-фонд Winton Capital Management, пожертвовал миллионы фунтов организации, призывавшей британцев остаться в ЕС. В этом он проиграл, но его фонд Winton Diversified ($34 млрд под управлением, использует алгоритмические программы) успел заработать на Brexit. Играя против фунта и евро, в пятницу фонд заработал 3,1% прибыли, говорится в клиентском отчете фонда (есть в распоряжении WSJ).

Криспин Оудей подписал петицию с призывом выйти из ЕС, его хедж-фонд Odey Asset Management ($10 млрд) сделал ставку на то же. В пятницу флагманский фонд Odey заработал 15% прибыли, отыграв половину убытков того года, рассказал WSJ человек, знакомый с ситуацией в фонде. Он поставил на рост золота и других активов, считающихся безрисковыми, которые инвесторы покупают во время скачков на рынке.

В пятницу, когда стали известны результаты британского референдума, рынки охватила распродажа, а фунт подешевел до уровня 1985 г. Но это не единственная причина: многие активы, особенно акции, были переоценены. Поэтому многие известные инвесторы, включая Стэнли Дракенмиллера, давнего соратника Джорджа Сороса, в последние месяцы играют на понижение рынка.

Пророчество Сороса

Миллиардер Джордж Сорос незадолго до референдума предупреждал, что в случае Brexit фунт может подешеветь на 15%, а потенциально – более чем на 20%. В пятницу утром, когда результат референдума был уже очевиден, фунт рухнул на 11%. По итогам дня он потерял 8% до $1,37. 85-летний Сорос, отошедший было от инвестирования в последние месяцы, снова вышел на рынок. Soros Fund Management ($30 млрд) продавал акции и покупал золото и акции золотодобывающих компаний. Акции Barrick Gold (19 млн акций принадлежит Соросу) в пятницу подорожали на 5,8%. Сорос после референдума призвал реорганизовать ЕС, хотя, по его словам, выход Великобритании «делает дезинтеграцию ЕС практически необратимой».

И нью-йоркские, и лондонские хедж-фонды работали всю ночь после референдума – с включенными телевизорами, по которым шла прямая трансляция подсчета голосов. Мелисса Коу, валютный трейдер, сейчас работающая на себя, а ранее трудившаяся в хедж-фонде, ушла из офиса лишь в три часа ночи. Сначала она играла на падение фунта, а когда он подешевел до $1,37, переключилась на другой актив – евро. «Рынок очень неверно оценивал исход референдума», – говорит она. Но сравнение с крушением Lehman Brothers и другими кризисами считает беспочвенным: «Больше фейерверков я не жду». Когда Коу собралась домой, основатель нью-йоркской Atlantic Investment Management Александр Роуперс собирался в офис. Он стал закрывать короткие позиции, когда фунт подешевел до $1,36, а акции британских Marks & Spencer и Dixons Carphone снизились на 11 и 13%. К середине утра он открыл позиции на рост европейских акций, полагая, что в ближайшие четыре торговых дня потери будут отыграны.

Хедж-фонд SpringOwl Asset Management в четверг открыл позиции против фунта, чтобы захеджировать риски по инвестициям в онлайн-казино GVC Holdings, рассказывает его основатель Джейсон Эйдер, в пятницу SpringOwl заработала 2% прибыли, а с начала года – 22%. Среди первых, кто сумел заработать на Brexit, были алгоритмические фонды. У AQR Capital Management фонд Systematic Macro получил 5% прибыли, а Aspect Capital – 3%.

Перевела Татьяна Бочкарева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать