Финансы
Бесплатный
Анна Еремина
Статья опубликована в № 4104 от 28.06.2016 под заголовком: Резервы против инфляции

ЦБ отбирает у банков деньги

Регулятор повысил ставки отчислений по обязательным резервам, чтобы справиться с инфляцией

ЦБ с 1 августа повышает на 0,75 процентного пункта (п. п.) нормативы обязательного резервирования по рублевым и валютным пассивам банков, сообщил регулятор. Отчисления в фонд обязательного резервирования (ФОР) по депозитам населения и компаний в рублях составят 5%, в валюте – 7% по депозитам компаний и 6% по депозитам физлиц. «Данная мера позволит частично абсорбировать приток ликвидности, связанный с финансированием дефицита федерального бюджета за счет средств резервного фонда, а также будет способствовать дестимулированию роста валютных обязательств в структуре пассивов кредитных организаций», – объясняет ЦБ свой шаг.

Дело в том, что правительство тратит резервный фонд, номинированный в валюте, на покрытие дефицита бюджета. ЦБ эту валюту покупает, эмитируя рубли, которые в итоге оказываются на счетах у банков. Скопившаяся ликвидность может привести к тому, что банки резко увеличат кредитование, спровоцировав инфляцию.

ЦБ уже третий раз в этом году повышает отчисления в ФОР. Но до этого речь шла только о валютных обязательствах – таким образом регулятор хотел снизить привлекательность валютных депозитов. С 1 апреля ЦБ повысил нормы резервирования по валютным депозитам компаний на 1 п. п., а с июля – еще на 1 п. п., на этот раз и по депозитам физлиц.

Минус 780 млрд руб.

390 миллиардов рублей
столько потратил Минфин в мае, второй раз оплатив дефицит бюджета из резервного фонда. С начала года Минфин потратил на покрытие дефицита 780 млрд руб. из резервов. В рублевом выражении на 1 июня резервный фонд сократился на 11,8% до 2,55 трлн руб. ($38,6 млрд)

Банковской системе новое решение ЦБ будет стоить почти 400 млрд руб. дополнительных отчислений в ФОР. А с учетом предыдущего решения увеличение ФОРа составит почти 600 млрд руб., говорит представитель Сбербанка. Такой резкий рост ФОРа, безусловно, ограничит возможности банков по увеличению кредитования и приведет к существенному давлению на ставки привлечения как в рублях, так и в валюте, продолжает он. И добавляет, что, как следствие, вырастут и ставки по кредитам, снизится прибыльность банковского сектора и его достаточность капитала.

«Если расчеты Сбербанка верны, то из прибыли банковского сектора нужно вычесть доход, который могли бы получить банки, разместив под процент 600 млрд руб., – если брать ставку 10%, то влияние на прибыль банков составит 60 млрд руб.», – подсчитал председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. В конце мая первый зампред ЦБ Алексей Симановский говорил, что прибыль банков по итогам 2016 г. может составить 500 млрд руб. В результате роста отчислений суммарное увеличение ФОРа составит около 30%, сообщила пресс-служба Райффайзенбанка, добавив, что «данное решение ЦБ не окажет существенного влияния на деятельность и структуру баланса банка».

С точки зрения банка, увеличение отчислений в ФОР, разумеется, оказывает отрицательное влияние на финансовый результат, говорит вице-президент «ВТБ 24» Ашот Симонян. Высока вероятность снижения ставок по депозитам, прогнозирует он. Особенно это касается валютных, рентабельность по которым при отсутствии инструментов размещения находится на крайне низком уровне. По его мнению, банки будут корректировать ставки в зависимости от собственной политики: кто-то решит полностью компенсировать увеличение расходов за счет снижения процентной ставки по депозитам, кто-то поступится доходностью в пользу привлечения или удержания клиентов.

Повышение нормативов резервирования по рублевым пассивам – это один из инструментов, направленных на замедление перехода от дефицита к профициту ликвидности, поясняла ранее председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. В апреле она рассказывала, что дефицит или профицит означает изменение отношений банков и ЦБ: «До сих пор ЦБ кредитовал банки, а теперь, если резервный фонд будет тратиться быстро, регулятор будет занимать у банков». В условиях структурного профицита нормально, что банки держат средства на депозитах в ЦБ или инвестируют в облигации Банка России, указывала Набиуллина. «Структурный профицит снижает одни риски, но создает новые. Банки снижают объемы рефинансирования в Банке России, вместе с этим уходит на второй план проблема нехватки финансового обеспечения. Однако улучшение ситуации с ликвидностью может спровоцировать чрезмерный интерес банков к рискованному кредитованию и покупке рисковых активов. За этим Банк России будет следить», – сказала она.

ФОР – это работающий инструмент по абсорбции ликвидности, отмечает Вьюгин. ЦБ также анонсировал, что банки смогут размещать у него депозиты, вспоминает он, однако этот инструмент угрожает декапитализацией ЦБ, который будет платить по ним проценты. Кроме того, предупреждает он, продав доллары, разместив рубли в ЦБ под проценты, а потом вновь конвертировав их в доллары, инвесторы получат почти безрисковую доходность в валюте, которой сегодня нет нигде в мире.